Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Categories:

Босфор – дорога в Мировой океан





Никогда я не был на Босфоре,

Никогда не спрашивал о нем.

Сергей Есенин

Сидел я на Босфоре. И думал там о споре,

что англичанин с русским затеяли давно.

Николай Доронин


С детства помню приключенческий роман Жюля Верна «Упрямец Керабан» о настойчивом турке, который решил во что бы то ни стало попасть из европейской части Турции в азиатскую по суше, минуя пролив Босфор. Он обогнул Черное море по часовой стрелке и попал на Анатолийское побережье, не переплывая морскую преграду.

Сегодня Босфор пересекают за пять минут из европейской части Турции в азиатскую и наоборот – через два автомобильных моста. А вскоре будет готов и подводный железнодорожный тоннель, «Мармарай», соединяющий два берега пролива.

Незабываемым осталось впечатление от первого прохождения проливом на теплоходе «Башкирия» с капитаном Юрием Антоновым полвека назад.

Между маяками – Румелифэнэр и Анадолуфэнэр

Пройдя из Одессы 640 километров, подошли рано утром к проливу. Справа и слева в туманной дымке видны скалистые оконечности берега с небольшими маяками. Их название: справа – Румелифэнэр, а слева – Анадолуфэнэр.

Капитан дал команду по радио о заходе судна в пролив, а палубная и машинная команды заняли свои места по расписанию. Скорость судна – 10 миль, и оно медленно входит в воды пролива, создавая носовой частью небольшие буруны по ходу своего движения. В то время движение там было левостороннее, которое затем поменяли на правостороннее, действующее и поныне.

Штурмана заняли свои места, наблюдая за маневром судна и дистанцией до берега и других судов, хотя флота было немного.

Четвертый помощник – Валера Аравин – спокойный и немногословный парень. Несколько лет назад я звонил ему: жена ответила, что он в рейсе капитаном на сухогрузе херсонской приписки и там же работает боцманом его сын. Она хочет, чтобы он закончил плавать и они уехали всей семьей в тихую деревню подальше от проблем сегодняшнего дня.

Третьим помощником был Владимир Щиплецов – будучи капитаном судна «Юность», он заходил ко мне по какому-то вопросу, когда я работал в Стамбуле в дипломатической миссии. Вторым помощником капитана на судне был Валерий Сильченко, он успешно сдал экзамены на вышестоящую должность, вступил в партию и вскоре стал капитаном сухогруза. И, как я слышал, сейчас капитан-наставник в паромной компании «Укрферри».

Старшим помощником в это время был Вадим Никитин, который уже сдал все экзамены на капитанскую должность и ждал подходящего предложения. Партийцы на собрании как раз приняли его кандидатом в члены КПСС. Иначе карьерный рост был невозможен. Помполит Анатолий Волынский тогда вынес на собрание два вопроса – прием в партию и рассмотрение персонального дела. Это был трагикомичный случай: моторист К. обвинялся в самогоноварении на судне, за что подвергся партийному взысканию.

Никитин в качестве капитана потом попал на ледорез «Петродворец», приспособленный для перевозки пассажиров по Черному морю, который перегнал из Финляндии по репарации мой дальний родственник Юлиан Дудэ.

Затем Вадим принял, а в дальнейшем сдал в Дальневосточное пароходство теплоход «Феликс Дзержинский» и перешел на т/х «Аджария», куда пригласил работать и меня. «Одесса» и «Мария Ермолова» были последними судами, на которых плавал Вадим Никитин.



Политический Босфор

По берегам открываются прекрасные пейзажи: зеленые заросли белградского леса – на европейской части пролива; живописные бухточки, острые верхушки минаретов, домики с красными крышами, дворцы восточной архитектуры с мраморными лесенками, спускающимися к воде. В воздухе запах полевых цветов, покрывающих оба берега.

Наряду с радующим глаз пейзажем – выкопанные траншеи, каменные и металлические надолбы, установленные орудия и пулеметы со стволами, направленными на север. Турция в 1952 году вступила в НАТО, так как боялась нападения СССР.

До 1965 года Босфор перекрывала противолодочная сеть, как у нас в Севастополе, которую американцы заменили затем на систему подводного слежения.

Россия всегда стремилась овладеть этим важным стратегическим путем в морские просторы, поскольку это был единственный выход из закрытых морей: Черного и Азовского. С турками Россия сражалась в семи войнах, однако овладеть этим морским путем ни военными, ни дипломатическими путями так и не удалось.

На Потсдамской конференции победители во Второй мировой войне: СССР, США, Великобритания в июле 1945 года под давлением И. Сталина приняли резолюцию о пересмотре Конвенции в Монтре, регулирующей судоходство в проливах Босфор и Дарданеллы и не нарушающей интересы Турции, на территории которой проходят эти международные пути. Конвенцию хотели «пересмотреть как не отвечающую условиям настоящего времени», однако из этого желания ничего не вышло.

Из истории известно, что запорожские казаки, сражаясь с турками, неоднократно на своих лодках «чайках» проникали через Босфор в Стамбул (Царьград). Во второй половине XVII века между Войском Запорожским и Великой Портой (турецким султаном) был заключен договор с большими преференциями для запорожцев.

Природа, история, туристы

Подходим к поселку Бююк Дэрэ («маленький ручей» по-турецки) и снижаем скорость до минимума. Оттуда, с европейской стороны, приближается катер. На нем представители властей и агентирующей фирмы, которые до прихода в порт Стамбул оформляют необходимые документы.

Проходя район Сариер, где на берегу пролива располагалась дача советского генконсульства, Вадим Никитин, помню, рассказывал, что и территория генерального консульства, и территория дачи были куплены во времена царицы Екатерины II и принадлежали правопреемникам России. Впереди основного здания – особняка, окруженного каменным забором, в воде устроена деревянная купальня. Довелось позже и там побывать благодаря представителю Морфлота в Турции Юшину. Его супруга угощала пирожками собственного производства, а после купальни мы окунулись в воды Босфора. Это незабываемое событие – плыть по проливу и видеть череду судов совсем рядом. Капитан Антонов заплыл далеко, и мы ему кричали, невдалеке ярко светился итальянский танкер, полностью загруженный, скорее всего, нефтью из Новороссийска. В вечерней тьме казалось, что громадина вот-вот повернет на нас.

Туристы, помню, восхищались крепостями по обеим сторонам Босфора – Анадолухисары (анатолийская крепость) на азиатском берегу и Румелихисары (румелийская крепость) на европейском берегу. С обеих крепостей свисали громадные турецкие флаги, белые звезда и полумесяц на красном фоне. В Турции флаг – объединяющий фактор. Поэтому он везде!

На палубе бармен объяснял своему помощнику, что турки – жестокие воины: чуть что, и они «секим башка» (отрезают голову). Это было сказано в шутку и не на турецком языке, а, скорее, на татарском. К бармену подошел какой-то человек очень маленького роста, я подумал, что это один из туристов. Он на чистейшем русском языке заметил бармену, что турки – совсем некровожадные люди и это ложное мнение о них.

Оказалось, это был старший агент обслуживающей нас турецкой фирмы «Бумеранг» по имени Ахмет. Он помогал оформлять документы и выполнял другие агентирующие функции. Поссорившись с генеральным директором фирмы «Бумеранг» Арэфом Эртэном по каким-то вопросам, он перешел в другую судоходную фирму – «Дабкович». После этого я его не видел.

Продолжая движение по Босфору, «Башкирия» проходит мимо бухты Тарабия на европейской стороне, на берегу высится здание одноименной многоэтажной гостиницы. А дальше и выше видно огромное серое здание культурного центра Стамбула имени Ататюрка, основателя современной Турецкой Республики. Рядом с ним возвышается свеча гостиницы «Мармара».

Длина Босфора 31,7 километра, и вот скоро поворот направо к стамбульскому порту. Уже справа проходим дворец Долма Бахче, построенный в конце XIX века, а впереди уже виден другой дворец, Топ Капы – резиденция многочисленных турецких султанов, а сквозь дымку прорезаются высокие минареты огромных мечетей, Голубой и Айя София.

В следующем году мы возили французских туристов фирмы «Транстур». На борту член дирекции круиза месье Агопов увлекательно и беспрерывно рассказывал о проходимых местах по судовой трансляции. Оказывается, этот французский армянин родился в Стамбуле и поэтому так много знал об этих местах.

Дипломатический Босфор

После работы в ЧМП по решению МИДа в 1994-м меня направили на дипломатическую работу в Стамбул, основать Генеральное консульство Украины практически на пустом месте. Министр Анатолий Зленко на Коллегии указал на важность моей миссии, учитывая также вопросы судоходства в Черноморских проливах – Босфор и Дарданеллы.

Турция. Воспоминания дипломата

Дело в том, что 13 марта 1994 года в проливе Босфор произошло событие, оказавшее значительное влияние на судоходную политику Турции, причерноморских стран и государств, флот которых пользуется проливами Босфор и Дарданеллы. Столкнулись два судна – танкер «Нассия» и сухогруз «Шипброкер». Танкер вез сырую нефть из Новороссийска. По свидетельству очевидцев, он подавал предупреждающие сигналы, но сухогруз, который следовал в Черное море, не изменяя своего курса, врезался в борт танкера. Через 18 часов после инцидента ответственные турецкие органы объявили о 15 погибших, 29 пострадавших и 14 пропавших без вести из общего количества 58 человек. После столкновения танкер сел на грунт европейского берега пролива, а затем подрейфовал к менее населенному азиатскому берегу. На танкере продолжались взрывы и пожар, а на воде горела нефть, которая угрожала другим судам и береговым сооружениям.

Турция еще в январе 1994 года предложила свои собственные «Правила движения по проливам Босфор и Дарданеллы и Мраморному морю». После этого крушения меры безопасности судоходства были еще больше ужесточены. Навигационные, технические, административные и экологические ограничения, предусмотренные этими «Правилами движения», рассматриваются рядом стран как нарушающие основной принцип действующей Конвенции в Монтре 1936 года – принцип свободы судоходства.

И мне с этим сразу пришлось столкнуться по приезде в Стамбул в сентябре 1994-го.

Генеральный консул РФ в Стамбуле Леонид Манжосинпо после каждого случая задержки российского судна в проливе (если преимущество прохода предоставлялось другим судам в соответствии с Регламентом, в частности танкерам) направлял турецкому правительству ноты протеста с указанием конкретных сумм потерь за задержки, что советовал делать и мне.

Украинский флот тоже задерживали. Я посещал наши суда и списком сообщал об этих фактах в наш МИД. Также беседовал с руководством Министерства транспорта Турции и операторами пролива Босфор. В дальнейшем таких задержек удалось избежать.

Действительно, через проливы Босфор и Дарданеллы ежегодно проходит более 46 тысяч судов (каждые несколько минут, днем и ночью!), а еще, по данным тогдашнего капитана порта Истамбул Измаила Сефа Ер, Босфорский пролив ежедневно пересекают 1400 судов местного сообщения, что сильно усложняет судоходство в этом районе.

До введения турецких «Правил движения» были различные происшествия с нашими судами.


По теме: И генконсул не смог спасти «Иванушку» :

"Грамотный в морских вопросах дипломат в Стамбуле был нужен и в связи с тем, что в 94-м правительство Турции ввело регламент на прохождение судов в Босфоре. Представить себе ворох забот, обрушившихся на генконсула, невозможно даже приблизительно, их нужно прочувствовать. Лукшин начинал с нуля. Одолевала «бытовуха», но, несмотря на стесненность средств, приобрел автомобиль для служебных разъездов, присмотрел приличное помещение в престижном районе, и 29 сентября 1995 года генконсульство торжественно открылось с участием властей Большого Стамбула и иностранных дипломатов"

Босфор и человеческие судьбы

Бармен нашего судна Мира А. рассказывала, как, работая на т/х «Армения» Черноморского пароходства, она спала в нижней каюте во время прохождения судна проливом Босфор. Вдруг – страшный удар, треск и из проломившейся переборки борта вылез нос другого судна. Было и такое.

А однажды мы видели на европейской стороне судно, повисшее на крыше двухэтажного дома. Сухогруз Балтийского пароходства налетел на дом, когда там было большое количество людей – праздновалась свадьба. Жених и невеста погибли.

Сейчас управление движением в проливе Босфор в значительной мере автоматизировано и контролируется несколькими хорошо технически оснащенными пунктами. А суда по пути из Черного моря по-прежнему останавливаются в районе Бююк Дэрэ, откуда подходит катер с таможенными властями, оформляющими право на проход в прямом и обратном направлениях.

Я всегда сходил в турецкий катер, оформляя соответствующие документы и получая «желтую бумажку» с указанной суммой за проход. Характерно, что ранее катера, на которых приходили власти, были старыми и грязными. Сейчас подходят новые катера, современных конструкций.

Когда старший помощник одного из советских судов остался на катере, попросив права убежища, я уже не мог спускаться в катер один – мне добавляли сопровождающего.

Начальник рации Аркадий Кржевец рассказал мне морскую историю тридцатых годов. Грузовое судно возвращалось домой через Босфор. На мостике один из штурманов восхищался красотами пролива, сказав, что хотел бы здесь пожить. По приходе в Одессу на причале его уже ждала автомашина НКВД, его забрали, и его дальнейшая судьба неизвестна. В брежневские времена с нами такое уже не случалось.

Властям за оформление был предусмотрен «бакшиш» – пару пачек чая и рыбные консервы. Это был установившийся многие годы порядок. Но сейчас турки стали богаче, а мы победнее, что с нас возьмешь…

Мой знакомый, составитель туристического справочника по Турции Фрэнк Вули, сравнивал Босфор с лондонским Пикадилли Серкус, где проходят перед глазами население и торговля всей планеты.

А тогдашний мэр Стамбула Таиип Реджеп Эрдоган, ныне премьер-министр Турции, как-то в беседе со мной назвал Босфор «водной улицей Стамбула», поскольку по обеим его сторонам выстроились европейская и азиатская части мегаполиса. Одним словом, Босфор – это пролив с международным статусом плавания для всех стран мирового содружества, он сближает народы и способствует развитию сотрудничества между ними. Другого пути нет, в том числе и водного.

Игорь Лукшин,

первый Генеральный консул Украины в Турции (1994-1997), ветеран ЧМП

Предыдущие публикации автора здесь

Tags: Босфор, Каналы, Лукшин Игорь, Морские истории, Работа в море, Стамбул, Турция
Subscribe

promo moryakukrainy march 26, 21:24
Buy for 10 tokens
На 65 лет растянулась вахта начальника Воронцовского маяка. Истории об исчезающих профессиях, а также, об облачном прошлом и туманном настоящем одного из самых уникальных занятий на свете. «21 марта 1956 года я был принят на Воронцовский маяк. Мне было 22 года и 3 месяца. Но, не…
Comments for this post were disabled by the author