Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Categories:

Рубрика: записки пасcажирского помощника

Ближневосточные сумерки
(Продолжение, начало в №№ 32-35)

Восточное Средиземноморье в зоне войны
Поздней сентябрьской ночью 1973 года на одном из одесских причалов, окруженном охраной, в полной тишине происходила посадка на судно молодых мужчин в цивильной одежде с военной выправкой и явно арабской внешностью. Члены экипажа не знали, кто эти пассажиры и куда мы будем идти. Все стало ясно только после отхода, когда вскрыли секретный пакет. Мы следовали в Египет, в порт Александрию, а на борту у нас – истребители танков, прошедшие подготовку в среднеазиатских песках. Вооружение для них шло отдельно из Балабановки, николаевского военного порта «Октябрьск».
Союз активно поддерживал конфронтацию арабских стран против Израиля, который был и для него одним из главных противников. По мнению советского генерального штаба, египетские войска еще не были достаточно подготовлены для массированных военных действий против Израиля, однако президент Анвар Садат, по словам дипломатов, не хотел об этом и слушать и принял решение отвоевывать территории, потерянные в предыдущей войне с Израилем 1967 года. Для этого было использовано благоприятное для египетских вооруженных сил время – еврейский религиозный праздник Йом Кипур, когда противник молится и празднует и его внимание ослаблено. План действий был согласован с Сирией.На первых порах успех сопутствовал египтянам, но потом все произошло наоборот.
Ночью судно пришвартовалось у грузового причала александрийского порта, где наши пассажиры в темноте были высажены. Начальник генерального штаба Египта, прибывший к нам на борт, поздравил экипаж с благополучным приходом и доставкой войск.
А мы продолжали рейсы по напряженной Ближневосточной линии, с быстро меняющейся обстановкой. Усилился паспортно-визовый и проверочный режим в портах захода.

За это время у нас на борту побывало много ответственных лиц, следующих из СССР в эти страны и назад.
Ехал домой докладывать обстановку посол СССР в Египте Виноградов; генерал Смирнов из ГКЭС (Государственного комитета экономических связей) следовал в Египет и Сирию, выясняя ситуацию с поставкой вооружений в эти страны. Было много военных советников.
Наши дипломаты уже высказывали недовольство политикой А. Садата – он цветной хлопок, произрастающий в Египте, продает не нам, а американцам, и так сильно пьет, что в шутку предложил провести трубопровод с водкой из советского посольства на остров Замалик в Каире в свою резиденцию.
С визитом дружбы по Средиземному морю следовала французская военно-морская эскадра кораблей, мы ее встречали в греческом порту Пирей, а затем в Александрии. В этом порту, по-видимому, не случайно; после потери Суэцкого канала необходимо было восстановить отношения и, наверное, выяснить ситуацию и особенности надвигающейся войны.
Наше судно прибыло в очередной раз в александрийский порт. К каждому судну, стоящему в порту, египтяне пришвартовали для охраны военные суда, в основном это были катера с дизельными двигателями, которые страшно дымили, загазовывая окружающее пространство.
Один из вооруженных катеров пришвартовался и к нам, рыча своими двигателями, причем он стал к порту так, что весь дым и смрад от дизелей через воздуховоды судна заполнил каюты первого класса, в которых находились высокопоставленные пассажиры, в основном это были советские граждане. Они задыхались, кашляли и, естественно, обратились к администрации судна.
А с нами следовал в этом рейсе начальник службы мореплавания Черноморского пароходства Скрипкин, требовательный и обязательный человек.
Он возмутился этим и потребовал от командования египетского судна отодвинуться от наших воздуховодов, но те отказывались реагировать на эти просьбы. Тогда он обратился к военно-морскому командованию александрийского порта.
Спустя короткое время на борт поднялись несколько советских военно-морских офицеров, которые заявили Скрипкину и капитану о том, что не нужно настаивать и портить отношения с египетскими военными моряками, и не нужно ничего предпринимать. Они вернули протестное письмо и уехали. И на судне, особенно в помещениях первого класса, нечем было дышать до самого отхода из порта.
Придя в сирийский порт Латакию, мы почувствовали предвоенную подготовку и напряжение. Было много военных советников из Союза.
Сирийские военные были вооружены советскими ракетами «земля–воздух», стреляющими с плеча, под названием САМ, похожими на американские «Стрингеры». В период этой войны САМы удачно использовались сирийцами против израильтян, так что некоторые из них назвали своих родившихся сыновей именем Сам.
В портах Сирии: Тарту, Банияс и в Латакии находились советские военные суда, использующие эти порты как свои военно-морские базы.
Спецслужбы Сирии производили аресты подозреваемых.
С отходом из Латакии по радио услышали сообщения различных информационных агентств об опасной передислокации войск на Ближнем Востоке и об обвинении друг друга противоборствующих сторон в опасных действиях.
Перед подходом к берегам Египта узнаем, что началась война между Египтом и Сирией с одной стороны и Израилем – с другой. Нас сопровождают военные корабли, вроде бы наши.
Прибыли в александрийский порт. На берегу стоит огромная толпа, в основном женщины и дети: это семьи советских специалистов, которых нужно немедленно посадить на борт судна и отходить – для этого дали пятнадцать минут.
Забухали зенитки, установленные на крыше морвокзала; нас выводят из порта египетские военно-морские суда. Вышли из порта, и я начал разбираться, у кого какие есть документы, для того чтобы составить списки пассажиров. Билетов почти ни у кого не было, но мне сказали, что государство заплатит. До прихода в Одессу, после сбора сведений, я отправил радиограммы по всем видам транспорта, которые были необходимы для отъезда этих пассажиров из Одессы: в Москву, Ленинград, Киев, Харьков и другие города, не надеясь, что заявки будут выполнены, так, к сожалению, было в каждом рейсе.
Каково же было мое удивление, когда я увидел встречающих: начальника пассажирского управления одесской железной дороги личной персоной, то же самое – начальника автобусного транспорта и т.п. Все они были небывало вежливыми и предупредительными, а самое главное – все заявки, до последней, были точно выполнены. Умеют же наши люди четко работать, особенно под угрозой – положить партбилет!
В Стамбуле на борту судна в ресторане состоялось чествование юбилея агентирующей фирмы «Бумеранг» по просьбе ее руководителя и хозяина Арефа Эртена. Среди гостей был начальник стамбульского порта, только закончивший военно-морскую службу адмирал южного соединения турецких кораблей.
В это время на Кипре была напряженная обстановка: президент архиепископ Макариос не справлялся с обстановкой в стране – начались раздоры между греками и турецкой общиной, в четыре раза меньшей, чем греческая. Адмирал заявил, что Турция претендует, как минимум, на половину острова.
А в июне 1974 года в восточном Средиземноморье начался новый военный конфликт – осуществляя план «Атиллы», турецкие войска оккупировали значительную часть Кипра, где и находятся по настоящее время.
И пассажирские суда ЧМП типа «Башкирии» уже перевозили греков-киприотов из северных районов страны, занимаемых турецкими войсками, в южные.
Игорь Лукшин,
Первый Генеральный консул Украины в Турции (1994-1997),
ветеран ЧМП
(Окончание следует)


Tags: Записки пасcажирского помощника, Игорь Лукшин, Моряк Украины
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author