?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующая публикация

Начало здесь... Еще один любопытный и неординарный случай произошел на турбоходе «Леонид Собинов» в ноябре 1976 года. В то время я находился на борту лайнера, следовавшего в балласте из Одессы в Саутгемптон. Там судно ожидали пассажиры, в основном переселенцы, переезжавшие в Австралию на постоянное жительство. В то злополучное утро турбоход завершал переход через штормовой Бискайский залив. Около 6 часов утра я поднялся на ходовой мостик, где несли вахту старший штурман Игорь Рачинский и один из помощников капитана. В скором времени в ходовую рубку вошел вахтенный пожарный матрос и доложил, что на нижней палубе в районе провизионных кладовых плещется вода, уровень которой на 30-40 сантиметров выше палубы.


Старший штурман пригласил на мостик заместителя директора ресторана по снабжению, а затем вместе с ним и пожарным матросом пошли выяснять причину появления воды в коридоре, расположенном на несколько метров ниже ватерлинии. Через 10-15 минут дверь мостика распахнулась и в дверном проеме появилась фигура старшего штурмана. Он был весь мокрый, как говорят, «с головы до ног», и от него исходил, мягко говоря, неприятный запах.

Из разговора старшего штурмана по телефону с капитаном я понял, что, обследование коридора провизионных камер помогло обнаружить место поступления воды, сочившейся через щель между железной водонепроницаемой дверью и рамой двери провизионной камеры спиртных напитков. Заместитель директора ресторана принял решение открыть дверь и выяснить причину появления воды в провизионной камере. Когда общими усилиями задрайки сняли, дверь мгновенно распахнулась, сбив их с ног, и яростный поток воды из камеры затопил коридор. Зловонье от находившихся в воде фекалий, смешанных со спиртными напитками, быстро распространилось по всему отсеку. Когда уровень воды в коридоре и провизионной камере уровнялся и больше не повышался, оставаясь стабильным, всем стало ясно, что корпус судна цел и причиной затопления провизионной камеры может служить неисправность фекальной системы.

Однако для точного определения неисправности необходимо было удалить из коридора и из провизионной камеры десятки тонн воды с фекалиями; размокшие, превратившиеся в кашу картонные ящики, в которых хранились бутылки с ромом, джином, виски, водкой, вином и пивом. Ящики в воде размокли и развалились под тяжестью других ящиков. Значительная часть бутылок, оказавшись в воде, была разбита во время качки в Бискайском заливе. Весь экипаж без исключения трудился с утра до самой ночи, очистив и дезинфицировав весь отсек провизионных кладовых.

Затем механики определили, что в камере за обшивкой изоляции находился «гусак» (стальное колено трубопровода) фекальной системы, который проржавел, и в нем появилось отверстие. Сливы из туалетов начали течь не за борт судна через «гусак» и самозакрывающуюся захлопку, а по пути наименьшего сопротивления – в камеру, которая заполнилась водой до потолка. В то время камера была на 100 % заполнена валютными спиртными напитками, стоившими несколько десятков тысяч фунтов стерлингов. Определив причину затопления камеры, механики перекрыли клинкеты той части фановой системы, где был дефектный трубопровод, начав использовать для откачки за борт резервный трубопровод, расположенный с другого борта. Перекрытый клинкет перевязали проволокой и повесили табличку «Не открывать!».

О происшествии доложили в пароходство, и капитан получил указание приобрести в Англии и установить на место новый стальной «гусак», а также закупить спиртные напитки из расчета рейса от Саутгемптона до Сиднея продолжительностью около 25 суток.

В Саутгемптоне на судно прибыл бывший главный механик турбохода «Леонид Собинов». В его бытность главным механиком судно носило название «Кармания». Внешне английский механик напоминал типичного морского волка, был обстоятельным, неторопливым, малословным и курил трубку. Создавалось впечатление, что этот человек постоянно о чем-то думал, не реагируя на житейские мелочи и находясь в стороне от всех происходивших вокруг него событий. После выхода на пенсию он начал заниматься вопросами технического снабжения заходивших в порт судов. Он сообщил нам, что на складе компании «Кунард Лайн» был в наличии необходимый «гусак», который оперативно доставили на судно.

После трехдневной стоянки в Саутгемптоне и увлекательной экскурсии в Лондон судно вышло из порта, взяв курс на Австралию. Маршрут проходил по старому морскому пути компании P&O, через Средиземное и Красное моря, Суэцкий канал и Индийский океан. (В отличие от компании Cunard Line, суда которой выполняли рейсы в Атлантике, суда компании P&O традиционно работали в направлении – Великобритания, Средиземное и Красное море, Индийский океан, совершая заходы в порты северо-восточной Африки, в Индию, Малайзию, Австралию и Новую Зеландию).

На борт прибыло более 750 пассажиров и за время пребывания в порту в трюма погрузили багаж пассажиров, все необходимое техническое и продовольственное снабжение из расчета месячного рейса, включая новую партию спиртных напитков. Ящики с бутылками, стоимостью более 5000 фунтов стерлингов, загрузили в винную камеру, оставив между ними проход к тому месту, где должны были установить полученный «гусак». (По какой-то причине главный механик судна Павел Григорьевич Матвиенко решил установить «гусак» не в порту, а в море, после выхода из Саутгемптона. Таким образом, «гусак» так и не был установлен на штатное место).

На следующий день мы вошли в штормовой Бискайский залив, волнение моря было сильным, и даже такой великан, как «Леонид Собинов», резко кренило на волнах и бросало, словно игрушечный мяч. На следующее утро море успокоилось, и я, как всегда, около 6 часов утра поднялся на мостик. Вслед за мной в штурманскую рубку вошел вахтенный пожарный матрос, доложив, что в коридоре провизионной кладовой плещется вода. Вахтенный помощник вызвал на мостик заместителя директора ресторана Семена Погосяна, и троица – старший штурман, кладовщик и пожарный матрос пошли по хорошо известному им маршруту к провизионным камерам, имея опыт шестидневной давности. Они осторожно приотдали задрайки двери, образовалась щель, через которую в коридор вновь хлынула зловонная вода. Задрайки быстро закрутили, а потом подняли по авралу всех свободных от вахты и работ для откачки переносными насосами воды и удаления из камеры того, что там останется после полного осушения.

Механики быстро установили причину заполнения камеры сточными водами. Оказывается, вахтенный машинист ночной вахты, постоянно производивший откачку фановых вод из накопительного танка, по привычке подошел к перевязанному проволокой клинкету, раскрутил проволоку, открыл клапан и включил насос для откачки грязных вод из накопительных цистерн, не обращая внимания на большую табличку с надписью «Не открывать!». Через некоторое время камера заполнилась водой до потолка, так как «гусак» все еще не установили на штатное место. Картонные ящики развалились, а бутылки разбились, ударяясь о стены камеры во время шторма в Бискайском заливе.

До прихода в Неаполь пассажирам пришлось довольствоваться теми остатками напитков, которые в день отхода из порта успели загрузить в подсобные помещения баров и ресторанов. Машиниста, виновника этого происшествия, отправили из Неаполя в Одессу на попутном судне «Армения».

Следующая неприятность произошла несколько лет спустя. В 1979 году, когда лайнер выполнял последние круизы по портам Австралии и островам Тихого океана, во время стоянки в порту Сидней официантка Гасинская выпрыгнула через иллюминатор в воду гавани, где ее подобрал ожидавший катер. Вероятнее всего, она собиралась остаться в Австралии, и об этом стало известно двум штатным судовым сотрудникам КГБ, установившим за ней слежку. Ощутив постоянный контроль, официантка решила оставить судно, выпрыгнув... в одном купальнике. Прибыв в полицейское отделение, Гасинская попросила политического убежища и осталась в Австралии на постоянное жительство, где в дальнейшем, как говорят, работала фотомоделью.

В декабре 1979 года, после вторжения советских войск в Афганистан, правительство Австралии отказало пассажирским судам СССР заходить в порты, и турбоход «Леонид Собинов» возвратился в Черное море, а «Федор Шаляпин» во Владивосток. В 80-х и в начале 90-х годов лайнер совершал круизные рейсы в Черном и Средиземном морях, в Атлантическом океане, периодически выполнял правительственные задания, совершая рейсы на Кубу и Анголу. Так продолжалось до развала СССР и ЧМП.

В начале девяностых годов «Леонид Собинов» зарегистрировали на Мальте, и он выполнял круизы под руководством компании «Примэкспресс», получившей лайнер в аренду. Не имея опыта эксплуатации морских судов, компания преследовала одну цель – получить сиюминутную наживу в ущерб техническому состоянию судна.

С 1995 года лайнер оставался на приколе СРЗ Ильичевска. За четыре года стоянки пассажирские помещения, бары, рестораны, салоны и каюты экипажа были опустошены, исчезло все, что представляло какую-то ценность. Как правило, исчезнувшее с судна оборудование можно было обнаружить в домашних хозяйствах охранявших его членов экипажа и рабочих судоремонтного завода.

В январе 1999 года судно вышло из Ильичевска в индийский порт Аланг, куда турбоход продали по цене лома металла. Во время перегона в Индию после выхода из Аденского залива на судне закончилось топливо, и беспомощный турбоход дрейфовал в Индийском океане. Этому безобразному происшествию предшествовало назначение «руководителем» перегона в Индию одного бывшего капитана ЧМП. Он решил заработать дополнительные деньги в результате реализации в Порт-Саиде оставшегося на судне имущества и цветных металлов. Судовые механики предупреждали его, что во время стоянки ежедневно расходуется топливо и остававшегося бункера будет недостаточно для перехода в Аланг. Тем не менее, «руководитель» не прислушался к мнению механиков и затягивал стоянку. В результате, после выхода в Индийский океан запасы топлива, рассчитанного только на переход, закончились.

Благодаря счастливой случайности судно обнаружили и отбуксировали на рейд порта Аланг, где лайнер бросил якорь только 1 апреля 1999 года. 10 апреля, во время прилива, турбоход вытащили на отмель порта Аланг и приступили к демонтажу его оборудования, а 1 октября разделку судна завершили.
Так закончилась жизнь некогда великолепного пассажирского лайнера «
Saxonia», получившего за годы своей богатой интересными событиями жизни названия «Carmania» и «Леонид Собинов».

Валерий Братушенко

ИНФА О БЛОГЕ

Лого Простое
moryakukrainy
Моряк Украины

МЕТКИ Поиск

Календарь

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow