?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующая публикация

Флотские рассказы

Оригинал взят уputnik58в Флотские рассказы
Оригинал взят уputnik58в Флотские рассказы




              Девиз подводников: Лучше задохнуться, чем замёрзнуть.   

             Ноябрь 1976 года подмосковный городок.

             Проводы прошли, как во сне и как всегда: друзья в салате, небольшие локальные схватки молодёжи перед военкоматом, быстрое распределение по командам. Попал в г. Северодвинск в  учебный отряд по подготовке моряков подводников.

             Так как служить я хотел и был полностью готов к лишениям и тяготам воинской службы, время в учебном отряде пролетело быстро.


                                             МИЧМАН ЮДОЧКО

             
                    Куда из России делись личности? Таких мощных личностей, как на Северном флоте, я больше не встречал. Один из них мичман  Юдочко.  Несмотря на такую фамилию, это был человек, которого боялся весь учебный отряд. Поговаривали, что во время войны он был юнгой на Северном флоте.
                    Наш рота была  под номером 11 и насчитывала порядка двухсот бойцов. Здесь готовили машинистов-турбинистов для подводных лодок. Воспитывали нас и учили тяжёлому ратному труду старшины, или как их ещё называли "рашпили", они подвергали матросов первичной обработке.
                    И главным у нас был мичман Юдочко. Странно, не помню ни командира, ни замполита, а вот его запомнил, да и как было не запомнить!
                    Представьте, вы у себя дома покрасили пол, наверняка кто-то из домашних обязательно вляпается, а тут 200  бойцов, да не простых: тестостерон в помещении зашкаливает за все мыслимые пределы. И вот в роте покрашен
средний проход. Только одна тень этого человека могла привести в состояние ступора всю роту. Ему достаточно утром приходить на построение и, вновь покрашенный пол был не тронут, ни одного следа.
                    Больше всего в отряде меня удивляли, накарябанные надписи на всех мыслимых и немыслимых местах, в них автор сообщал общественности, когда он демобилизуется. Это выглядело примерно так: Воронеж ДМБ-79
или Мурманск ДМБ-76 и так по географии всей страны. Все читали эти тайнописи, кто завидовал, кто искал родные города, кто-то грустил. Это были флотские SMS и, несмотря на скудность информации, они умещали в себе и тоску по дому, и жалость к себе, и грусть по своим подругам: что не у каждого, но есть.
                    Но вот небольшое чудо: в нашей роте не было ни одного messag
e, ни в туалете, ни в казарме, непонятно почему.
И вот, как то раздался рёв в казарме, причём трудно было определить его источник. Рота была построена за 10 секунд, причина: кто то в туалете маленькими такими буковками накарябал: Бакы ДМБ-79.
                    Вся рота стояла, никто не понимал, что происходит, но у всех двухсот человек, состояние было, как перед отправкой в газовые камеры: больше всего пугала неизвестность.
                    Наконец, прибыл мичман Юдочко, поступила команда: «кто из Баку выйти из строя». Вышли бледные «курносые» парни, на них было жалко смотреть. Все наверное видели картину  "Утро стрелецкой казни". Так вот, нашим матросам из Баку было вдвойне страшнее. Мичман молча ходил вдоль строя и вдруг сказал, непонятно к кому обращаясь:
" Если бы ты написал себе на лбу слово "педераст" я

                   
                                  ДЕЙСТВУЮЩИЙ  ФЛОТ

              И вот, я на флоте, на настоящей атомной подводной лодке под командованием капитана первого ранга Сергеева. 

              Первая, я бы сказал не уютность, появилась когда в иллюминаторе  белоснежного лайнера " Вацлав Воровский" после суточного шторма, (время затраченное этим кораблём, чтобы доставить нас из Мурманска в военно- морскую базу подводных лодок) появилась богом забытая земля, она называлась Гремиха.




              Флагман пассажирского флота Мурманского морского пароходства с 1959 по 1988 год. На борту теплохода было 337 спальных мест (общая пассажиро-вместимость 411 человек), два ресторана, бар, музыкальный салон, курительный салон, кинозал, судовая библиотека. Работал сувенирный киоск.

 

             В иллюминаторе этого белоснежного лайнера я увидел землю, хотя , если быть точнее, это настоящий край земли.

         

                                         
                                           БОЕВАЯ ТРЕВОГА
     
          Вся служба на подводном корабле разделена на прием пищи, боевые или учебные тревоги.
На сон время почти не отводится, каждый спит, словно ворует драгоценное время, отведённое на выполнение боевой задачи. И вот, как-то я застал спящего матроса Иванова. Спал он, как мне показалось, давно. Корабль уже успел погрузиться и все кто не успел покурить, будут лишены этой возможности до следующего всплытия.
          Даже во время надводного положения, перекур был практически не возможен. Самые заядлые курильщики делали это, нарушая все правила, подкрадывались к люку, который находился в аккурат против центрального поста,
дожидались, когда внимание офицеров отвлечено, быстро-быстро карабкались по трапу наверх, и если повезёт покурят, если заметят, наказания не избежать.
           И вот разбудил я нашего Иванова. Надо сказать, что курильщик он был ещё тот, и говорю: " Пока не погрузилась сходи покури."  Поблагодарив меня, он приступил к выполнению операции "перекур", подкрался к центральному посту, дождался удобного момента, и мгновенно взлетел по трапу, но, как вы понимаете люк был задраен и обратно к ногам командира (как всегда он оказывался именно в таких местах) сползло безжизненное тело. 


                                    ТРУДНОСТИ ПОХОДНОЙ ЖИЗНИ
                   
                     Под водой мы уже находились больше месяца - это как раз середина похода, вся жизнь на корабле уже наладилась. Учебных тревог проводилось меньше, боевые листки выходили регулярно, проводились конкурсы, концерты, экипаж стучал в домино, становилось скучновато.
                     В столовой офицерского состава находилось несколько младших офицеров и старший помощник командира капитан второго ранга  Медвиденко. Хлебнув чайку, он вдруг обратился к лейтенанту Коносову: "Слушай лейтенант, а ты знаешь ты вот здесь, выполняешь задание Родины, а твою жену сейчас кто- то окучивает" . Лейтенант вскочил, побагровел, нижняя губа затряслась. " Да сядь ты", продолжал старпом, "Всё равно у неё кто- то есть". Конусов гордо поднял  голову, встал в третью позицию и набравшись смелости сказал: "Да, в таком случае…, в таком случае Вашу тоже кто-то окучивает. Старпома это нисколько не возмутило. Развалившись в командирском кресле, ковыряя спичкой в зубах, сказал: "Знаешь, моя уже  старая, она уже на фиг никому не нужна". Лейтенант выскочил.
                       А старпом,(видно он уже всё это пережил, и в семье у него, совет да любовь, после двадцати пяти лет службы на корабле), продолжал пить чай с баранками.





                   
                          Атомная подводная лодка на боевом дежурстве. Северный Флот.
        ( Внутри корабля, помимо 12 баллистических ракет с атомным боезарядом, находится экипаж, о котором и идёт повествование)


                             КАПИТАН ВТОРОГО РАНГА МЕДВИДЕНКО 

             В то время, на кораблях такого класса, бестолковых офицеров не было, но в силу многолетней службы в тяжелых условиях, происходили некоторые, я бы сказал, казусы.
             В кают компании, так же как и в центральном посту есть кресло, в котором может сидеть только командир.
И никто, даже в его отсутствие ( негласный закон флота), не мог в него сесть. Но только не наш Старпом! Он иногда мог себе это позволить, в силу своей многолетней службы. И вот однажды, рассевшись в командирском кресле, спиной к входной переборке, в ожидании вечернего чая спросил у вестового: " А где этот коротконогий"( он имел в виду командира, надо сказать он был не слишком высок), а командир корабля, уже стоял за спиной. Услышав шорох, старпом обернулся, вся кают компания замерла. "А, Володь, ты здесь, а я думал ты утонул".  В то время это была неслыханная грубость в отношении командира. 
           Дальнейшая судьба Старпома была незавидная, как-то в походе начал он спор с одним мичманом.
И решали они один интересный вопрос, сможет ли Украина прожить без России. Обоими сторонами проводились, какие-то аргументы " хлеб на Украине, промышленность в России".  Помню только, по приходу на базу Старпома уже больше никто не видел. Забыл сказать, помимо замполита, с нами в море ходил ещё представитель особого отдела, т. е.  КГБ-шник.





            Командир корабля капитан первого ранга Сергеев В М (больше 20 боевых походов, практически полжизни под водой), к сожалению, уже нет в живых   " Вечная слава герою !!! ".            


                                           ДЕМОКРАТИЯ НА ФЛОТЕ

            Должен с полной ответственность заявить, что ростки демократии в советской России впервые появились именно на нашем корабле К-460. 
             За много лет службы на корабле, мне пришлось сменить несколько специальностей: последняя - старшина команды снабжения. Перед выходом в море нам загрузили голландских кур, почти, как в фильме "Мимино".
Я, как отличник политической подготовки, решил, что в нашей стране все равны: в моем случае я был главным распределителем советских благ. Думал, у курицы две ноги, всему экипажу по ножке , по крылышку, а что делать с жопками? Не буду же я матросам жопки, а офицерам ножки и…  Принимаю  решение: всему экипажу по жопке. Вот уж точно - с подводной лодки убежать некуда. Приходит ко мне в каюту старпом: „Эх ты, мы выполняем боевую задачу, мы можем одним залпом снести пол Америки, а ты командиру  Ракетного крейсера стратегического назначения подсунул жопу“. Да, долго мне это вспоминали.



              

               А вот и наши офицеры, в кают компании, по-моему это партсобрание, (какими они мне казались тогда взрослыми, а сейчас выглядят, как дети), но им доверяли и они выполнили свой долг с честью.

 
                                                                                * * *

                                                      КАПИТАН   ПЕРВОГО РАНГА  КРАВЧУН В.И.

              У каждой подводной лодки был второй экипаж, обычно менее подготовленный. Нашим  вторым,  был экипаж капитана второго ранга Кравчуна Виктора  Исаевича. После похода,  второй экипаж принимал у нас корабль и осуществлял ремонтные работы. Вот  туда-то  я и напросился, после моих восьми походов. Повезло не сказано, немного поболтались в море и нас отправили в славный город Северодвинск, (горд, где производились и ремонтировались подводные лодки)  Северный Париж, курорт, после Гримихи,  он казался раем.
                     Рассказы о том, как мы болтались.                                                  
              ---  Первый (знакомство).   В казарму вошел  невысокий  молодцеватый, но уже в возрасте офицер. Шинель расстегнута, фуражка на бок, но это говорило не о расхлябанности, а скорее всего о независимости. Это и был легендарный командир корабля Кравчун тогда еще второго ранга.  Старпом  подал команду «смирно»  весь экипаж вытянулся в струну. Командир со всеми поздоровался и стал нервно ходить вдоль строя:  „ У кого есть  эта фигня“ спросил он.
                 Экипаж напрягся,  „ Ну как ее ити, забыл“  экипаж еще больше напрягся, и весь строй  нагнулся  вперед, все хотели  искренне помочь командиру .  Нужное слово так и не приходило. Тогда  командир стал хлопать себя по бокам, поднимая при этом  руки: „ Ну, этот, как его б….“. Экипаж был в ступоре, бескозырки и фуражки начали дымиться  прямо на головах моряков, от досады, что не могут помочь своему любимому командиру.  И вот, наконец,  командир, не опуская раскинутых рук вспомнил: „ Ну да, этот как его б.., конверт „ АВИО“  (были такие конверты с эмблемой, нарисованных крыльев, )  Экипаж с облегчением вздохнул и всем, от кока до помощника командира, было неудобно за свою бестолковостью. Все понимали, что командир не рассеянный, просто ему некогда думать о конвертах, его долг  Родину защищать.
                --- Второй  (короткий).   Наконец, уже  в солидном возрасте, командиру присвоили звание .капитан первого ранга. Он уже и не ждал, такой милости  от  начальства. Утром, на  построение , командир прибыл  в новом звании, экипаж стоял на пирсе, выскочил заспанный дежурный офицер и громко подал команду:  „ Экипаж смииирно. Товарищ капитан второго ранга, на корабле…………“   Все замерли и в мертвой тишине, прзвучало:  „ Слушай Вась, как ты думаешь, оно конечно, первого все-таки  звучит солиднее?“  спросил командир.  Дежурный офицер покраснел, экипаж выдохнул и естественно, отношение к командиру не изменилось, экипажу было все равно, какого он ранга, мы просто уважали командира.
                 ---Третий  (скандальный).   Вышли  мы в море, на учебные торпедные стрельбы.  ( надо сказать, что ракетные у второго экипажа не получались, то окислитель потек, то ключ в ракетную шахту уронят)  Оказавшись в нужном квадрате, корабль погрузился, объявлена боевая тревога. В центральном посту все было готово к пуску. Ждали команду командира. И вот Виктор Исаевич, торжественным голосом,  голосом  Левитана  командует: „ РРАААКЕЕЕТНАЯЯЯ  АТАКА“  проверяющий не понял, и шепотом : (почему шепотом ? потому, что все команды записывались на пленку и материалы отправлялись в штаб флота)  „ Саич ты что  ах…л, какая атака“ командир ни сколько не смутился: „ ТОООРРПЕЕДНААЯЯ  АТАКА“.  Вот так мы учились стрелять по акулам империализма, и молились,  что бы никогда, не пришлось стрелять боевыми ракетами по настоящим целям.
                 --- Четвертый  (байка).  Зима, снег, пурга.  Пришли в Северодвинск, встали в ДОК, дословно: Днищевый Осмотр Корабля. Надо отдать должное подводникам, в море никто не пил, ну или почти не пил. Постановка в ДОК тоже считалась боевой задачей, надо сказать, что на флоте любое действие считается выполнением боевой задачи, даже поход в баню. Но тут, мы конечно все расслабились, ракеты пускать не надо, немножко  спиртику, потом еще немножко и вот мы уже герои. Если бы кто знал, как после похода, да еще после спирта,  горят огни большого города, а там столько приключений, столько всего ого-го.
          С корабля улизнуть еще можно, но как пройти вооруженную охрану завода, решили действовать так: перелезем через один забор и дальше ползком  до следующего ( завод был оцеплен нескольким рядами колючей проволоки) Решили, сделали: перебрались через первый забор, второй и тут включились прожекторы, оставаться на месте мы не могли, пришлось ползти, голову поднять боялись, ползли долго.  Вдруг откуда-то сверху  услышали  голос: „Мужики вы че вооще“
           В горячке мы не заметили, как ползем по центральной площади города, еще-бы чуть- чуть  и вползли бы в ресторан. А вокруг снег пурга и только лампы фонарей светятся ярким, манящим светом.
                                                                                            * * *

ИНФА О БЛОГЕ

Лого Простое
moryakukrainy
Моряк Украины

МЕТКИ Поиск

Календарь

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow