?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующая публикация

Легендарный лайнер «Иван Франко» – в свое время флагман советского пассажирского флота: первым совершил плавание через Атлантику к Малым Антильским островам, первым из советских судов пришел в порты Аяччо и Бастия на острове Корейка, Ольбия на острове Сардиния, первым прошел норвежскими фьордами. Впервые после гражданской войны в Испании порты этой страны посетил теплоход под нашим флагом. Теперь, 15 сентября, франковцы вспомнили молодость.



 


Источник и информация здесь

Члены команды теплохода «Иван Франко» съехались в Одессу из разных городов Украины и даже из Америки, Германии.

– В прошлом году встречались команды теплоходов ЧМП «Достоевский» и «Казахстан», в этом году «Максим Горький» собирал друзей.

Решили и мы, – рассказывает организатор Людмила Чернявская, 20 лет проработавшая на «Иване Франко». На теплоходе она встретила своего «старшего» мужа (так по-свойски, по-одесски звучит это из ее уст), родила ребенка. Потом жизнь развела супругов. Тут же на судне судьба свела с «младшим» мужем. Так вся жизнь и прошла на теплоходе.

 

Команду «Ивана Франко» собрала немецкая «крестная мама» Беата

Людмила создала в Интернете страничку, посвященную команде «Ивана Франко». А когда на нее зашла Беата – легендарная туристка из Германии, по сути «крестная мама» теплохода (настоящая крестная была женой представителя страны на судоверфи в ГДР), то сразу завертелись винтики и колесики и возникла идея встречи всего коллектива.

– Я попала на «Иван Франко» в 1984 году, – делится с нами Беата Иннгауэр на ломанном русском. Работала помощником врача. И когда пришло время идти в отпуск, решила отправиться в путешествие. В бюро мне предложили круиз в Египет. На теплоходе я встретила Сергея, он работал администратором. И это была любовь на всю жизнь. Мы дружим уже 30 лет. А три года назад мы были в путешествии с его женой и дочкой.

– После первого рейса Беата была еще в 14 рейсах на «Иване Франко», – добавляет ее переводчица Людмила Крячко (На фото справа). – И очень подружилась со всеми. Помню, как подходя к Генуе, мы высматривали, есть ли Беата на берегу. Несмотря на то, шла она с нами рейс или нет, всегда привозила нам кучу подарков. Ее уже пускали на борт без билета, без всяких документов. Она была как «крестная мама». Ходила и всем раздавала подарки. На встрече франковцев немецкая гостья выглядела немного скучающей. Оказалось, что она все время ждала своего давнего друга – пассажирского помощника. На следующий день Игорь Лукшин, большой друг и постоянный автор «Моряка Украины», позвонил и рассказал, что приболел, но преданная «Ивану Франко» немецкая туристка таки нашла его, навестила дома, после чего только уехала к себе в Германию.

А вообще на пароходе у нас всегда случались романтические истории, – вспоминает Людмила. – Помню, как австрийский турист влюбился в нашу бортпроводницу Лену. И на следующий год приехал со своим другом, который полюбил меня. Но тогда было очень строго, внеслужебные связи пресекались. Мы могли только улыбаться и разговаривать. Ни о каком выходе в город с туристом не было и речи. Так все и прошло.

 

Немецкий флаг был спущен и поднят советский

Романтическая атмосфера воспоминаний в дворике небольшого кафе враз преобразилась в торжественную с появлением капитана Валентина Сидорова.

– В 1964 году, когда мы принимали «Иван Франко», я был третьим помощником. Михаил Григор был нашим капитаном. Уже многих нет с нами. И мы повзрослели, поседели, но мы молоды душой. И большое спасибо вам за это!

Через гром аплодисментов слово берет Анатолий Остапчук. В свои 92 года старый моряк скупо делится прошлыми событиями: именно тогда, будучи первым помощником, спускал немецкий флаг (ГДР) на приобретенном Союзом судне и поднимал советский.

– Принимали мы «Иван Франко» полгода, я осматривал каждое помещение. Это был очень ответственный момент. Но у немцев все было в порядке. Из Риги мы вышли в свой первый рейс вокруг Европы. Три года я прослужил на «Иване Франко», а потом был переведен на другое судно.

 

От дипломной до «машины» «Ивана Франко»

Не раз приходилось спасать судно от пожаров и поломок в «машине». Заканчивая с отличием одесскую мореходку, Василий Стенгач (На фото справа) писал дипломную о теплоходе «Иван Франко». Тогда он не думал, что судьба распорядится дать ему работу именно на этом легендарном лайнере.

– 10 лет на «Иване Франко»! Чего только не было. Несколько раз приходилось тушить пожар. Мы всегда действовали быстро, без промедления, – сообщает нам Василий Филиппович. – Помню, загорелся дизель, форсунки выбило. Я сразу бросился тушить. Мы тогда не думали о себе, делали то, что нужно, чтобы на судне все было нормально.

– Мы работали с такой самоотдачей, трудились по совести, получали немного, но были довольны, кормили семью, – вступает в разговор Герой соцтруда Владимир Колпаков, чье имя среди других героев высечено на стеле перед Оперным театром. 45 лет он отдал флоту, из них 15 лет на теплоходе «Иван Франко». На одном из судов ЧМП, где Владимир Колпаков был механиком, случилась поломка. Он вызвался чинить. Но руководство не хотело брать ответственность на себя. Вызвали ремонтную компанию. Пять дней специалисты пытались что-то сделать. Не получилось. Надо было ставить судно в завод. А это 4 млн рублей убытка за срыв контракта. Когда они вышли из «машины», Владимир, договорившись со стармехом, решил попробовать сам, как считал нужным. На устранение поломки ушло всего полтора часа. А сейчас морскую династию Колпаковых продолжает сын, работая стармехом.

Теплоход «Иван Франко», в свое время флагман пассажирских судов, был кузницей кадров. Все помощники стали капитанами. Росли «машина» и «палуба», службы теплохода.

Петр Горгуз пришел мотористом, стал вторым механиком.

– 16 декабря 1972 года идем на Рио-де-Жанейро, – вспоминает Петр Андреевич. – В Генуе забираем немецких туристов. Нам улыбаются, нас благодарят. Бывало на судне встречались фронтовики с нашей и немецкой стороны. Но все понимали: лучше мира ничего не может быть.

У нас был замечательный экипаж. На каждый праздник – концерт. Служба ресторана – на Новый год, палуба – на 1 мая. Потом месяц все это обсуждаем. Немцы нам выделяли музыкальный салон. А когда увидели наши «капустники», и сами стали смотреть. Наша жизнь была праздником. Сейчас мне говорят: это потому, что вы были молодые. Да нет, все изменилось. Тогда в кино в Одессе были большие очереди. А ты с удостоверением моряка идешь, и одесситы тебя пропускают.


Первым теплоходом «Иван Франко» стал и в биографии Евгения Омельчука – депутата Одесского городского совета, руководителя Федерации профсоюзов работников водного транспорта и плавсостава Украины.

– Мои годы на «Иване Франко» – это самые яркие воспоминания, как первая любовь. В моей трудовой деятельности были и другие пассажирские суда, более комфортабельные и современные. Но «Иван Франко» – первый. Это новое впечатление от Босфора, и переход через Атлантику, и первый иностранный порт после «железного занавеса» Советского Союза. У нас уже было сложившееся впечатление о загранице. И тут ты ступаешь на иностранную землю. Свою роль сыграл и коллектив. Мы действительно жили одной семьей. После «Ивана Франко» я пошел на «Максим Горький». И мне было с чем сравнить.
Там тоже были очень интересные и яркие рейсы – на Шпицберген, кругосветки. Но у нас была такая поговорка для экипажа: «Черный пароход – белая жизнь, белый пароход – черная жизнь». В прямом смысле это соответствовало действительности. «Иван Франко» имел классическую на тот момент расцветку – черный борт, а «Максим Горький» – белоснежный лайнер. И стили жизни наших экипажей отличались. Мы умели и поработать, и нам давали хорошо отдохнуть.

В 80-е годы рейсы на Кубу. Уровень комфортности теплохода тогда уже не уступал международным. Мы перевозили офицеров и солдат срочной службы. В этих рейсах тоже был свой колорит. Мы стали хорошо разбираться в кубинских сигарах.

"Иван Франко", Гавана, 14.04.1992




 

Встречались со смерчем и жестокими штормами

Рейсы «Ивана Франко» не обходились без происшествий.

– Я помню, как на Антильских островах мы выходили из порта, – рассказывает Татьяна Кирсун, работавшая на теплоходе барменом. – И вдруг навстречу нам мчится сухогруз. Его двигатели отказали. И на всем ходу врезается в борт. И тут все у него приходит в порядок: он дает задний ход и быстро отходит от нас. Конечно, его остановили. А нас поставили на ремонт заделывать вмятину. Был случай, когда при переходе через Атлантику в сильный шторм нас ударило бревно. Мы это очень сильно почувствовали. Но самое страшное было, когда в открытом море нас попросили покинуть палубу. Мы наблюдали, как смерч крутится возле нас, вбирая все в себя.

Выдержать все трудности и испытания помогали закалка и сила духа.
– Мы все должны были успеть, – говорит на ходу Саша Чепелов, обнимая все так же обворожительных женщин, – мы не спали по четыре дня, надо было и поработать, и погулять, и посмотреть страну.

Об экипаже «Иван Франко» ходили легенды. Его директора ресторана Вилена Кушниренко чуть не забрали в Москву.

– Дело было так, – делится Вилен Николаевич. – Прибыли к нам на лайнер 15 секретарей ВЛКСМ со всех республик. Накрыли мы им стол. И вот дошла моя очередь говорить тост. Ну, я сказал такой, чтобы был комсомольский с морским подтекстом. Всем понравилось, кричат «наш человек». А на утро вызывает меня капитан. И говорит: «Что ты там натворил, почему это 15 секретарей в один голос просят отправить тебя в Москву на комсомольскую работу?» Но я человек морской, – заключает моряк. – Конечно, отказался.
Источник - фото

С гордостью о своей работе на «Иване Франко» говорит шеф завпроизводства Виктор Усатый, под начальством которого работали 55 поваров, холодный, горячий цеха, пекарня и кондитерская.

– У нас были дни русской и украинской кухни, – вкусно рассказывает Виктор Иванович. – Пассажиры были немцы. А я брал продукты и показывал им, как нарезать овощи для борща, как готовить котлеты по-киевски. Мы устраивали пиратские вечера, делали русские чаи, «буфет» вместо ужина. И все блюда украшали с фантазией, соревновались, у кого лучше.

Ну и, конечно, украшением праздничного стола тогда и сейчас служит торт. На встречу «иванофранковцев» весом 10 кг в три уровня испекла свой торт-мечту Зоя Петрик, старожил лайнера, проводившая его в последний путь в Индии. Вся ее жизнь связана с морем. На «Иване Франко» познакомилась с мужем, воспитала сына, который уже работает судовым механиком.

– Этот торт – символ, – объясняет Зоя. – Это наша жизнь, наша молодость. Бело-голубые цвета – море, спасательный круг теплохода «Иван Франко». А Земной шар – наш жизненный путь. В нем три слоя, три разных торта: «Киевский», «Черный маклер» и «Битое стекло». Я давно мечтала его сделать. А самый большой торт, который я испекла на «Иване Франко», весил 40 кг и предназначался для холодного «буфета».

Зоя и по сей день в море. И не мыслит себя без него:

– Море любит сильных, – заключает она. – И мы все успевали: и поработать, и отдохнуть, и многое увидеть – весь мир!

Пока мы рассматриваем уникальный торт, на летней площадке танцуют ламбаду. Именно так весело, озорно проводили праздники на «Иване Франко». Одним из самых запоминающихся был переход через экватор.

– Мы организовывали праздники для пассажиров, которые первый раз пересекали экватор, – комментирует видео тогдашний комсорг Владимир Цуркан, который заведовал культурной жизнью теплохода. – И все включались в это действо. У нас было столько идей, столько фантазии, что всем было интересно: и пассажирам, и туристическим фирмам, и экипажу.

 

Печать «Ивана Франко» ставили на теле в День Нептуна где попало

Смешно смотреть старый фильм, как члены команды, переодетые в чертей, мылят пассажирам головы и ставят круглую печать, которую сами изготовили, причем на самых разных местах: на животе, плече и не только. А потом в бассейн и в плавание.

В самодеятельности участвовали почти все члены экипажа. Многие занимались в школьных и студенческих кружках и студиях и умели петь и танцевать. Была даже циркачка, которая жонглировала горящими факелами, – вспоминают «франковцы».

– Благодаря участию в самодеятельности, нас предпочтительнее брали на суда, – утверждает горничная Елена. – Это очень приветствовалось. Я училась на народных танцах. Но мне всегда было по душе исполнять цыганочку. Однажды, когда пассажирами у нас были кубинцы, мы делали для них концерт. Я вышла в своем наряде и бросила одному шаль. Кубинец как начал плясать, весь зажегся. Наверно, этот день ему очень запомнился.

В дополнение к воспоминаниям гостям дарят значки с теплоходом «Иван Франко». В советское время они не продавались. В киоске магазина «Березка» на борту лайнера за доллар можно было купить брелок с изображением лайнера.

– Это был самый дешевый товар, – рассуждает продавец киоскер Нина Козлитина. – А самыми дорогими – каракуль, хохлома, шкатулки. В ассортименте были матрешки, платки, янтарь и многое другое. Выторг за полугодовой рейс составлял примерно 10 тысяч дойч марок. Причем работать в портах не разрешалось, а только в море.

Нацепив значок с флагманом лайнеров 70-х, мы словно приобщаемся к той удивительной, насыщенной жизни, в которой участвовали члены экипажа легендарного «пассажира», своим трудом зарабатывая славу морской державы. Теплоход «Иван Франко» остается в нашей памяти как образец обслуживания высокого класса, отеля на волнах с дружным коллективом и профессиональным командованием.

Инна Ищук, Анатолий Венгрук

 

Из интервью с Лией Кошелевой, библиотекарем лайнера («МУ» № 18 (589) от 6.05.09):

«Ванечка» – так любовно называли первенец знаменитой «писательской» серии пассажирских теплоходов ЧМП. В 1964 году в немецком Висмаре был спущен на воду «Иван Франко» – флагман серии, затем –«Александр Пушкин» (в 65-м году), «Тарас Шевченко» в 66-м, «Шота Руставели» в 68-м и «Михаил Лермонтов» в 1971 году.

 Слова «первый» и «впервые» сопутствовали «Ивану Франко». Впервые лайнер такого уровня был спроектирован по советским чертежам, в разработке которых, кстати, принимал участие Михаил Григор – впоследствии первый капитан судна. В результате – высота борта 13,5 м, длина – 176,14, ширина – 23,6, дальность плвания – 8000 миль. Всего теплоход вмещал около 1000 человек, из которых более 350 – члены экипажа.

 

В команду набирали лучших из лучших. Возможно, именно поэтому на борту сложились столь теплые, почти семейные отношения – каждому из специалистов практически не было равных, а потому не было конкуренции, споров, ссор. Все понимали, что делают одно важное общее дело – «Иван Франко» должен был стать полноправным участником мирового туризма, привлечь к себе на борт иностранных туристов, соответственно, потеснив на данном рынке тогдашних монополистов – судовладельцев Греции, Италии, Норвегии и других стран. Стоит ли говорить, что экипаж советского суперлайнера блестяще справился с задачей. Особый, «франковский» сервис, доброжелательная атмосфера на борту, отличная морская выучка экипажа, прекрасная кухня – визитные карточки «Ивану Франко», благодаря которым о теплоходе буквально в первые годы его морской жизни заговорили во всем мире. В заграничном списке фирм-фрахтователей «Ванечки» такие мировые «зубры», как «Транстур», «Райзебюро», «Средиземноморский клуб», «Италнорд» др. Клиенты таких фирм, как «Неккерман», «Италтурист», «Ян Райзен» выстаивали очереди, чтобы попасть на борт «Ивана Франко».

Краткая история судна:

15/06/1963 Заложен на верфи.

07/10/1964 Испытательные рейсы.

Доставлено 14 ноября 1964 на Черное море и пнредано в ЧМП, Одесса, СССР.
Добавлено в состав круизных судов ЧМП.

1997 Продано Polluks Shipping, Кингстаун, Сент-Винсент. Переименован в "FRANK".

21/07/1997 Прибыл в Аланг, Индия для разделки на металлолом.


Фильм о советских разведчиках снимали в Черном море


ИНФА О БЛОГЕ

Лого Простое
moryakukrainy
Моряк Украины

МЕТКИ Поиск

Календарь

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow