Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Василий Сибирь – курсант сам делает из себя моряка!

DSC_4626.jpg
Шестидесятый учебный год (МУ, № 44, октябрь, 2014-го) преподает в мореходке им. Маринеско Василий Сибирь. В свои 88 Василий Кузьмич учтив, внимателен и очень собран. Преподаватель-методист высшей категории подготовил за свою жизнь 30 тысяч моряков. С «Моряком Украины» поделился старым верным методом, как курсанту определиться, моряк он или нет.

На работу его привозят дети – Василий Кузьмич не видит. Зрение потерял на фронте. Зато отработал отличную память. Его рассказы, как сводки Совинформбюро – точны, логичны, обстоятельны. Помнит малейшие факты и подробности жизненного пути от босоного мальчугана из черниговского села Обмачево, до почтенного преподавателя старейшей мореходки.

Из детства в войну
Только успел закончить 8 классов – началась война. Помнит, когда и где услышал «черную» весть, – Это было 14-го числа. Я поехал в райцентр Батурино купить книги в девятый класс.– Напротив магазина, – рассказывает, – был военкомат, а возле него столб с репродуктором – единственная радиоточка в городе. – Вижу, люди собираются возле столба, и тут слышим речь Молотова… Война... Женщины сразу в плач… – вспоминает Василий Кузьмич.В 43-ем, 20 декабря, вспоминает, прямо в школе получил повестку. Из военкомата 17-летний Василий Сибирь попал на первый Украинский фронт. Там, в резерве, прошел обучение.  Распределили на Дальний Восток, в 12-ю отдельную стрелковую бригаду, где ему вручили ручной пулемет Дегтярева, с которым солдат не расставался до конца войны. 9 августа 45-го года, в половине первого ночи, 393-й дивизии, в составе которой была его бригада, зачитали приказ главнокомандующего – перейти государственную границу с Японией, начать военные действия. Войдя на территорию Манчжурии, по приказу шли по побережью – занимали Юкки, Хыннам и другие порты, чтобы не допустить высадки врага с территории Японии в Кореи. Тогда же, добавляет Василий Кузьмич, находясь в составе 25-й армии, переправили в Северную Корею самого Ким Ир Сена, который до этого работал в милиции на Дальнем Востоке. – Тогда мы, рядовые, даже и не представляли, кого переправляем, – признается Василий Кузьмич. Подойдя к Сейсину, рассказывает дальше, попали в кровопролитные бои: – Наших тогда погибло очень много. В братской могиле мы похоронили 175 человек…
IMG-c942a45910795eaed01336370f4424fc-V.jpg
А в бою в Хеннаме Василия Сибиря серьезно ранило осколками от минного взрыва. – Ранило в ногу, в грудь, в глаза, в голову. Вот один осколок, – показывает на левую часть лба, – так и не вынули. Второй осколок, как память, остался на подбородке под кожей. В результате ранения Василий Кузьмич практически полностью потерял зрение. Фронтовика комиссовали и отправили в Москву.

Одесса стала родной
Фото с Доски почета.jpgИз Москвы направили в Одессу в глазную клинику им. Филатова. Но три операции улучшили зрение всего лишь на 1%. Узнав, что в городе есть музыкальная школа-интернат для инвалидов войны, решил туда поступить. Одновременно учился в 10-м классе в городской вечерней школе рабочей молодежи, которую закончил с золотой медалью. Знакомые, бывшие фронтовики, агитировали ехать жить в Москву. Но Василий Кузьмич отказался – понимал, что с его зрением ему там будет трудно. Решил: «Остаюсь в Одессе. Быть по сему».
Подал документы в Одесский университет им. Мечникова на историко-экономический факультет. Учился на отлично, получал сталинскую стипендию – 900 рублей. Был кум королю и брат министру, – смеется Василий Кузьмич.
После окончания, по назначению должен был попасть в райцентр Кодыму, но вмешалась судьба – остался в Одессе. – Зрение тогда совсем «съехало» на ноль, – рассказывает Василий Кузьмич, – и меня снова направили в госпиталь. Только через полгода выписался и сразу же пошел в облоно – искать вакансию. После нескольких неудачных попыток бывшего фронтовика таки определили.
Как раз в 55-ом году в средней мореходке ввели новый предмет – политэкономию.

И 1 сентября новоиспеченный преподаватель на своей первой лекции отчеканил: «Здравствуйте, товарищи курсанты!». Идеологическая работа, вспоминает, была на высшем уровне. Соответственно, и проверка была самая тщательная.

– Утром только прихожу, меня на площадке уже встречают: «Вы Сибирь?» «Да». «Я такой-то, член партбюро. Хочу посетить Ваше занятие». И так целый месяц, меня смотрели все члены парткома, -– рассказывает. Придраться к работе молодого, незрячего преподавателя не удалось, и Василий Кузьмич с головой окунулся в преподавательские будни мореходки на целых… 60 лет.


Надо чтобы «клюнуло»
Василий Кузьмич, курсанты 50 лет назад и сегодня те же или другие?
– Отличаются, – признает преподаватель. – Тогда отношение к учебе было другое. – Курсанты, – говорит, – старались.
Да и организация обучения была иная. Учебный день заканчивался в 15.05. Курсанты сразу же спускались в столовую, обедали, час отдыхали и потом 2,5 часа – обязательная самоподготовка.– Сегодня тех, кто старается, хочет что-то знать, очень мало, – сетует Василий Кузьмич.
Это, говорит, очень сказывается на качестве подготовки будущего моряка.– Помню в 59-ом году, – приводит пример, – экзамен у судоводителей. Каждый курсант – за отдельным столом, никаких подсобных материалов. Обязательно присутствует командир роты. Заходит начальник факультета: «Как дела, Кузьмич?» «Хорошо». Смотрит сданные экзаменационные листы. «Да тут некому и тройку даже поставить», – докладывает командир роты. Тогда курсанты, констатирует, готовились по-настоящему, а сейчас уже нет этого.– Это беда со школы, – убежден Василий Кузьмич. – Спрашиваю как-то у первокурсников, что значит «прямо пропорционально зависит» – ни ответил никто. Правда, отмечает, есть одна особенность: девчонки-курсантки к учебе относятся более добросовестно, чем парни. – Они хоть читают учебники и конспекты, и даже вопросы задают, иногда, – смеется Василий Сибирь.– Зато, – добавляет, – когда приходят в службы найма устраиваться на практику или работу, где с порога задают вопрос на английском и требуют показать зачетную книжку, бегут назад в мореходку: «Товарищ преподаватель, а можно пересдать…».– Когда его уже «клюнуло», он тогда начинает бегать, – сетует преподаватель.

Как готовили моряков в 19-ом веке
– Они любят море, знают море и хотят работать на море, – Василий Кузьмич имеет свое определение настоящих моряков. – У меня есть бывшие курсанты, которые закончили мореходку еще в 70-ых. Проплавали 3-4 года и сошли на берег. Спрашиваю: «Почему?» «Да, понимаете, море – это не по мне», – отвечают.

– А как же тогда молодому человеку определиться с выбором и не тратить зря годы на учебу?
– До революции, – отвечает Василий Кузьмич, – в 1898-ом году, в городе открылись Классы торгового мореплавания. Учиться набирали на два отделения: судоводители и судомеханики. Год обучения стоил тогда 125 рублей золотом. Курсантов на паруснике сразу же отправляли в море. Июль, август, сентябрь новобранцы «бултыхались» в Черном море, а в сентябре возвращались. Вернувшись на берег, некоторые говорили: «Да гори оно, море, огнем». Так курсанта проверяли, станет ли он моряком. – С берега море нравится. А понравится ли тебе, когда ты на него попадешь? – риторический вопрос. Те, кто выдерживал морское испытание, с октября приступали к занятиям. Вот почему, отметил Василий Кузьмич, училище ежегодно отмечает годовщину именно в октябре.

Чего не хватает морской науке
Чтобы качественно подготовить будущего моряка, морской науке нужна своя, отдельная реформа, считает опытный преподаватель.– Нужно не сокращать, а увеличить количество лекционных часов, – считает Василий Кузьмич. То, что сейчас увеличили часы самостоятельной подготовки, для курсанта, «как мертвому припарка».– Студенты сами ничего не будут делать,– говорит. – Вот то, что они услышат в аудитории – то и остается в их голове. Кроме того, снова напоминает, обязательная самоподготовка в стенах мореходки под контролем преподавателей или командира роты, что практиковалась до 90-ых годов, тоже давала свои результаты. – А сегодня ведь как: лекция закончилась, курсанты разошлись, кто куда, и никто ничего до завтра не будет делать, – сетует преподаватель.

Курсант сам делает себя моряком
Настоящим моряком курсант делает себя сам, утверждает Василий Сибирь.– Нужно, в первую очередь, учиться, – говорит, – изучать все дисциплины. – Как штурман, на судне ты должен знать не только, как управлять машиной, а как, например, сэкономить горючее, – разъясняет Василий Кузьмич. – Если курсант на занятиях интересуется и задает вопросы, я могу сказать, что из него получится дельный моряк, – Василий Кузьмич делится, как он в желторотых юнцах распознает будущих моряков. – Главное – желание! – заключает Василий Сибирь, – курсант сам делает из себя моряка!

В. Сибирь с диплом Книги Рекордов Укр..jpg

Лариса Ерошкина, Анатолий Венгрук
«Моряк Украины», № 44, октябрь, 2014-го


95 років виповнилося спеціалісту вищої категорії, викладачу дисциплін гуманітарної та соціально-економічної підготовки Василю Кузьмовичу Сибіру.

З 1 вересня 1955 року він безперервно працював в Одеському морехідному училищі - ВСП «Морехідний фаховий коледж ім. О.І. Маринеска НУ «ОМА». Враховуючи унікальність ситуації, у коледжі урочисто зареєстровали рекорд України: нерозривний стаж роботи (66 років) у одному навчальному закладі викладача з вадами зору.

Крім цього, за багаторічну працю, досягнуті високі результати та реалізацію державної політики в галузі освіти Василь Кузьмович нагороджен нагрудним знаком Міністерства Освіти і Науки України «Василь Сухомлинський».

28 серпня Приморська районна адміністрація та збори трудового колективу урочисто привітали Василя Кузьмовича, побажали родинного затишку і радості спілкування з онуками, оскільки викладач Сибір написав заяву про звільнення.

Адміністрація «Морехідного фахового коледжу ім. О.І. Маринеска НУ «ОМА»

Вікторія Сибір, онука Василя Кузьмовича, того ж дня, у день народження діда написала у мережі Фейсбук:

«Рок-зірці нашої родини виповнилося 95 років. Він пережив Голодомор, війну, совок, перебудову, три майдани, знов війну. Зір втратив на війні у 19 років, одружився із красунею-бабусею, виховав двох дітей, онуку-мене і безліч родичів і друзів. Усе життя викладав соціально-політичні науки, і ми й досі радимо один одному, що почитати. Українською я зростала саме завдяки йому.

Наш рід бере початок з козацької столиці, Батурину, і дід уособлює собою всю шляхетність, сміливість, мудрість і доброту саме того українського народу, який я так сильно люблю і поважаю. Я ніколи не чула, щоб він сварився, ображався, тим паче жалівся. Завжди веселий, чуйний і незламний. Пишаюсь носити твоє прізвище, Кузьмович. Люблю понад усе.

Відтепер і в Книзі рекордів Україні, бо 66 років безперервного викладання у мореходці, це вам не просто так. Бодай когось у нашій родині тепер можна вважати постійним і стабільним».

Viktoria Sibir

Tags: Личности, Люди и судьбы, Одесса, Училище им. Маринеско
Subscribe

Posts from This Journal “Личности” Tag

promo moryakukrainy march 26, 21:24
Buy for 10 tokens
На 65 лет растянулась вахта начальника Воронцовского маяка. Истории об исчезающих профессиях, а также, об облачном прошлом и туманном настоящем одного из самых уникальных занятий на свете. «21 марта 1956 года я был принят на Воронцовский маяк. Мне было 22 года и 3 месяца. Но, не…
Comments for this post were disabled by the author