Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Вячеслав Рубский: Вера и коронавирус

отец Вячеслав.jpg
В Одесском морском университете уже 18 лет проводит службы протоиерей Вячеслав Рубский, воссоздавший храм святой Александры при ОНМУ. А также преподает студентам и проводит тренинги по стрессоустойчивости моряков. Где брать терпение, что бы пережить пандемию – наш разговор с теологом, философом и психологом.

В саду Водного, на ветке качается хитромудрый ворон, а на стене кафедры десяток портретов известных психологов: Ницше, Маслоу, Карнеги, Фрейда, Юна, других основоположников направлений в науке о смысле неосознанного. Но за окном декабрь 2020-года, и мы говорим со старшим преподавателем Вячеславом Рубским о «наших тараканах» о восприятии коварного короновируса.

Дефицит общения в кельях виртуальности
Как пандемия повлияла на вашу жизнь, зримо, незримо, как вы пытаетесь ее обходить?
Пандемия для психологов это Клондайк. Я веду личные приемы. И до февраля у меня все расписано. Это положительная сторона. А отрицательная – повышение общего уровня тревожности людей. Из-за дистанционного обучения, во многом, утерян реальный контакт со студентами. Например, я – человек старого посола. И когда работаю с аудиторией, получаю обратный обмен энергиями. Молодые люди всегда интереснее, чем пожилые и умные. Лектор гораздо меньше получает от виртуальной лекции в ZOOM, потому сейчас ощущается эмоциональное голодание. Неэффективны и практические занятия в он-лайн, когда студент может, отвечая на вопрос, параллельно открыть Википедию и зачитывать мне ее с умным видом. Здесь наблюдается небольшая фрустрация. Преподаватель, привыкший получать определенную квоту удовольствия и энергии от преподавания, ее не получает. Оттого преподаватель и сам меньше вкладывается в пары. Недавно наша кафедра организовывала международную он-лайн конференцию. И на ней неоднократно отмечалось, что изоляция подталкивает всех склонных к невротизму к соответствующей симптоматике.

Говорят, после пандемии мир, человечество изменится, какими мы будем?
Более виртуализированными. Для нас уже сейчас много значат лайки, репосты. У меня на канале ютуб в 30 раз возросло количество подписчиков. Я начал реализовывать себя больше в интернет-пространстве. Люди всё больше формируют мировоззрение, исходя из виртуального пространства. В любом случае мы пошли по пути виртуальности. Пандемия поторопила отстающих, для которых это даже оказалось несколько драматично.

То есть, мы в какие-то виртуальные кельи себя загоняем? Уходим в сетевой монастырь. Одиночество?
Нет, виртуальность – это не одиночество. Это форма социализации. Ряд современных священников настолько успешно освоили социальные сети, что имеют уже сотни тысяч подписчиков. Блогеров на религиозные темы становится всё больше. Кстати, молодежь к новым условиям адаптируется легче всего. Они и так были виртуальными, жили этим всем. А тут в принципе не надо ходить на лекции, на физкультуру. У меня пятеро детей, половина из них школьники. И они нормально себя чувствуют. В  храме  у нас служба сейчас только по воскресеньям. Потом  проводим лекцию, чаевничаем. Как всегда будем ставить ёлку. В храме у нас семейная обстановка.

Изменился ли формат общения во время службы?
Сначала у нас проходит  традиционная литургия. Потом общение по разным вопросам, богословским, философским. Недавно мы посвятили несколько встреч философии  сознания, говорили о последних «писках» православного богословия. Мы затрагиваем самые разные темы по просьбам прихожан.  К нам  приходят студенты и преподаватели и все, кто желает.

Прихожане отстояли своего пастора
За почти два десятка службы с храмом недавно случился конфликт. Его хотели передать другому священнику. Как удалось разрешить конфликт?
Мы открыли храм в Морском университете в 2002 году 9 февраля. Его освятил Митрополит Агафангел. Наш приход стал весьма востребованным. Но так получилось, что один мой доклад на ютуб-канале не так был истолкован. Сексуальная тема всегда сложно воспринимается. Даже у тех, у кого хорошая семья, все равно остаётся какая-то натуральная усложнённость восприятия этой темы. Публикация двухлетней давности имела всего 150 просмотров, что очень мало. На него, в тайне от меня написали депешу архиерею, который распорядился меня снять с должности. Причём заочно, без суда. И тут же назначил нового настоятеля на моё место. За меня вступились студенты, прихожане. И самое главное ректорат университета. Возмутило то, что священника, который провел в стенах университета 18 лет, преподает, которого все знают с хорошей стороны, вдруг увольняют без его же ведома и без их согласия. Мои прихожане все знающие, с высшим образованием. Их возмутило, что с ними так поступают. В Епархии же допустили несколько тактических ошибок, сразу пришли переписывать имущество храма. А тут люди жертвовали храму свои пылесос, ковры, чайник. И вдруг имущество описывают. Трагикомическая ситуация. Тем более, что в указе, в котором были написаны причины, почему меня увольняют, все было переврано, переиначено. Многие фразы, якобы мои, были вовсе придуманы. Люди конечно возмутились. За три дня я собрал 900 подписей в свою поддержку. Когда сюда пришли представители епархии, их попросили пересмотреть решение. Епархия назначила повторное слушание дела. Суд состоялся. С меня сняли все обвинения, кроме самых лёгких. Я покаялся в том, что съездил в Санкт-Петербург на конференцию без разрешения. И некоторые фразы в докладе у меня были жаргонного характера с гиперболами. Самой горячей гиперболой была «многострунный оргазм». Его на самом деле не бывает. Это все равно, что «атомный мопед». Это раздражило людей. И я покаялся. Правда, после скандала этот ролик набрал больше 40 тысяч просмотров.

Пасторское слово для курсантов

Как накладывается пасторская и научная работа друг на друга?
Я считаю, что использовать два языковых набора для объяснения феномена некорректно. Изначально я теолог, потом философ и психолог по степеням высшего образования. По-настоящему разобраться в духовности можно тогда, когда ты можешь отделить её от психологичности. И здесь приходится быть психологом, чтобы выделить предмет исследования духовности, – так называемое нуминозное переживание. Некоторые духовники, не имея специального образования, не ставят своей задачей отличить духовность от душевности, психические явления от метафизических и начинают все измерять одним аршином. В то же время и современная психология, невзирая на ее успехи, не научилась отделять духовные переживание как специфический компонент.

Вы часто посвящаете в курсанты первокурсников мореходки им. Маринеско. Это всегда очень проникновенно, как будто сами были моряком. Вы как теолог, психолог, обращаетесь к ним?
Я смотрю на них. Всматривание в человека рождает обращенность. Главное это направление. Они могут запомнить только отношение. Он не запомнят сами слова и выражения. Как сказал один наш политик, «я не помню, кто сказал и что, но это было очень важно». Я думаю, они запомнят обращенность церковного человека к ним. Масштаб мышления может измениться, потому что им запомнится, что существует еще и такая позиция. Профессия не сводится только к тому, чтобы побеждать в море и зарабатывать больше денег. Как писал Тарковский, «только этого мало».

Прививки от стресса
Пандемия высветила проблемы мировой индустрии. Моряки борются за то, чтобы их признали ключевыми работниками. Они столкнулись с огромными проблемами. В одних портах их не списывают, в других не принимают из-за карантина. Люди по полтора года находятся на судне. Сокращенные экипажи, бесконечные вахты, постоянный контроль, утомляемость. Немецкая компания повесила маску на огромное судно, чтобы привлечь к морякам внимание. Как людям преодолеть такую нагрузку?
– Человек это живой организм. И опрометчиво было бы надеяться, что он проскочит без психологических травм, разве что чисто случайно. У животных есть регенерация психики. Животное, которое пережило лесной пожар, не отличается поведением в повседневной жизни. Но, если начнется пожар, то оно будет поступать более обострённо, нежели животное без этого опыта. А у нас люди пережившие травму на судне, могут проявить это совсем в другой области, например, в семейной жизни. Это может  проявиться в страхе старения или статики, когда человек все время куда-то стремится двигаться. Компенсаторный механизм есть у каждого. В бытовой психологии считают, что если не видно, то значит нормально. А если с человеком что-то не то, значит, человек получил травму. Но академическая психология говорит, что в обоих случаях есть наличие травмы. Психология суицида свидетельствует, что чаще всего человек перестает верить, что его услышат. Его внутренняя вселенная схлопывается в один момент. Моряк потом выйдет на берег. Но эта внутренняя самоизоляция останется. И тут нужна работа психолога.

Как же адаптироваться  к стрессу?
– Мы готовы испытать любую боль и несчастье, если будем знать, когда оно закончится. А если неизвестно сколько, психика не выдерживает. Если бы вам сказали, что дискомфорт продлится полгода, то вы выдержите этот срок. А если не знаете, то это переживается во много раз болезненней. У Натальи Шенгер-Крестовниковой вначале ХХ века проводились эксперименты на собаках. Животным показывали круг и давали корм. А после показа эллипса их наказывали. А потом фигурки эллипса и круга становились все менее отличимыми. Эллипс начинал все больше походить на круг. И собаки крайне нервничали. Они спокойнее реагировали на эллипс, зная, что за этим будет наказание, и они его перетерпят. Чем на непонятную фигуру, не понимая, что за этим последует. Когда не знаешь, что будет, тревожность повышается на максимум. В такой же ситуации оказались в условиях пандемии и моряки. Так мы переживаем неопределенность. И все пытаемся логицировать, стараясь быть защищенным предсказуемостью событий. Когда внезапно обнаруживается правовая коллизия, случается стресс. Казалось бы, все права моряков защищены. Но нет. В цельном круге [гештальте] появилась трещина. И он весь начал разламываться. Сейчас на кафедре мы пишем коллективную работу по стрессоустойчивости  моряка на судах. У нас разрабатывается соответствующая программа, учреждены  психологические консультации, чтобы помочь будущим морякам обрести устойчивость к непрогнозируемым ситуациям. Потому что надо готовить, своего рода космонавтов, которые должны все преодолеть. Подготовить человека к стрессу означает сделать прививку от стресса, т.е. ввести его в стресс минимальными долями. Нужна программа тренингов. Таким образом, когда в одном месте систему прогнули, мы должны увеличить психологическую помощь с другой стороны.

Вяч Рубский.jpg
Вера в веру
Картинка из жизни: в магазине мальчик спрашивает маму:
– А Дед Мороз может заболеть коронавирусом?
Мама отвечает: – Вряд ли, он к холоду привычный.
– А святой Николай?
– Нет, он же Святой, он точно не заболеет!
– Когда на Пасху закрыли храмы, это показало, что сейчас популярна вера в веру. Люди верили, что надо верить. А в то, во что надо было верить, они не верили. Терапевтической стороной веры является то, что она защищает человека и создает ареол безопасности: Бог покроет, защитит и т.п. Человеку нужна точка стабильности, и она поддерживается риторикой. Но есть и раздвоение когнитивных аппаратов внутри одного сознания – так наз. парадокс Джорджа Мура: «За окном идет дождь. Но я в него не верю». А здесь  – «христианство дает мне щит от заражения. Но я в это не верю». Верит ли кто-то из тех, кто запрещает приходить на Пасху, что это безопасно? Нет. Означает ли это, что вера оказалась скорее педагогической декларацией, а наше мышление содержит в себе столь же полновесное обратное убеждение? В фильме «Я и другие» (1971/2010) описан психологический эксперимент по исследованию мышления. В детском саду предложили детям назвать цвет пирамидки: белая или чёрная. При этом, подговорили предыдущих называть белую пирамидку черной. Когда дошла очередь до ребенка, который не знал про договор, он тоже называл белую пирамидку черной. Но, тут же, выяснилось, что он в то же время понимает, что она белая. То есть, часть его сознания улавливает, что должно быть, а другая – что есть. Примерно, то же приходится наблюдать и в современных храмах. В каком-то смысле причастие считают элементом исцеления души и тела. Но, в то же время, считают, что оно может стать причиной заражения смертельной болезнью. На этой ситуации можно показать, насколько сложен когнитивный аппарат человека, насколько биполярно (или множественно) его мышление. Иногда  в то, что мы верим, мы верим для того, чтобы верить. Как говорил психолог-когнитивист Аарон Бек, многие люди носятся с лозунгами не для того, чтобы их выполнять, а для того, чтобы с ними носиться. Вот так бы я описал тему веры и коронавируса. Есть мнение, что из за общей паники определённый коэффициент ипохондриков (самовнушаемых) активизировался настолько, что пополнил ряды заболевших. Можно породить социальную вспышку, которая породит реальную заболеваемость, если по-настоящему испугать людей.
Как минимум рекомендаций к стрессоустойчивости я бы не советовал нагнетать ситуацию. Ведите  себя, как обычно, будьте размерены. У меня в приходе были заболевания. Но все, слава Богу, выздоровели. Люди в приходе совершенно разных мнений на эту тему. Были те, кто маски по 100 гривен покупали и заболели. Некоторые не покупали и не заболели. Есть люди, которые не верили в коронавирус и заболели. От этого трудно застраховаться. Поэтому не нужно волноваться, просто соблюдайте гигиену.

– Людям нужны миссионеры. Какие миссионеры придут завтра?
– Следующий этап миссионеров принесет старые мифы, но на новом языке. Духовенство не может позволить себе что-то новое, потому что рассчитано на широкие массы, которые действуют по архетипам, воспринимает образы: Родина-мать, мать-земля, образы воина, героя, гражданина. Если вы хотите воздействовать на широкую социальную сферу нужно наступать на архетипы, облекая их в модные выражения, слова, достижения науки. Вот почему интересен цикл лекций канадского психолога Джордана Питерсона, который сегодня максимально популярен. Он пересказывает все события с точки зрения архетипов. Он не говорит вещи, которые вырываются из основного потока, то есть из большой аудитории. Это не Ницше, обращенный к маргиналам. Это не тонкие философы типа Хайдеггера. Когда большой мыслитель попадает в большие массы, вы его уже не узнаете, – писал о Карле Марксе Эрих Фромм.
Так было с Марксом, Буддой и Христом. Миссионер, который собирает стадионы, не может говорить о чем-то новом. Иначе останутся 20 человек. А большинство скажет, что он плохой миссионер. Так что он предопределен, полностью запрограммирован.
Не секрет, что для того, чтобы набрать большее количество лайков в Интернете, надо работать на широкую аудиторию. Это делает продукт большинства проповедников невысокого уровня. Большинству хороших людей нужны именно такие. Потому в религии, как и высоком искусстве, популярность и подлинность совпадают нечасто.

Инна Ищук, Анатолий Венгрук,
«Моряк Украины», № 49 от 16.12.2020-го

Tags: Венгрук Анатолий, Ищук Инна, Коронавирус, Курсанты, ОНМУ, Религия
Subscribe

Posts from This Journal “ОНМУ” Tag

promo moryakukrainy march 26, 21:24
Buy for 10 tokens
На 65 лет растянулась вахта начальника Воронцовского маяка. Истории об исчезающих профессиях, а также, об облачном прошлом и туманном настоящем одного из самых уникальных занятий на свете. «21 марта 1956 года я был принят на Воронцовский маяк. Мне было 22 года и 3 месяца. Но, не…
Comments for this post were disabled by the author