Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Categories:

Анатолий Носков: Мои встречи с капитаном Рихтером. Или т/х «Сарыч» под мелодию «Бимба»

Рихтер В.К..jpg


После окончания моей «командировки» на просторы Северного Ледовитого океана дома меня ждала открытка из отдела транспорта и связи Одесского обкома Компартии Украины от Ткаченко Д.В. с просьбой прибыть на собеседование.  Он меня успокоил – визу закрыть не успели, мое письмо попало к нему вовремя. Он позвонил в ОК ЧМП Лисюку и попросил помочь мне с отправкой в море. И уже у начальникаОК ЧМП я впервые увидел «пухлую» папку с моим личным делом.«Почему такая «толстая», – подумалось?
Полистав папку,Лисюк ничего не спросил, позвал инспектора ОК Ткача Терентия Васильевича: «Знакомьтесь,товарищ Носков, начальник радиостанции сухогрузного флота, направьте его пока радиооператором на одно из судов вашей группы…»
Так я очутился на пассажирском флоте: «Латвия», «М.Горький», «Башкирия», «Армения»

Суда типа «А-ЯЯ» и Вильгельм Карлович Рихтер
Весной и в начале лета 1978-гоработал начальником судовой радиостанции на небольшом лайнере «Сарыч». Судно типа «А-ЯЯ», как говорили тогда моряки. Их строили для ЧМП в Болгарии, на СРЗим.ГеоргияДимитрова и называли по имени мысов Крымского побережья Черного моря: «Аджигол»,«Аю-Даг», «Айпетри», и т.д.
Количество пассажиров составляло по каютам 102, по палубе 110 человек, членов экипажа – 46.Т/х «Сарыч» был последним в этой серии.Капитаном был Рихтер Виктор Карпович.

Впервые его фамилию я услышал в 1958-ом, на углу улиц Карла Маркса и Дерибасовской.Здесь моряки обычно встречались по вечерам чтобы пойти в кафе «Бабы Ути», либо в ресторан «Волна». Кто-тоиз вернувшихся недавно из рейса заметил капитана:«Смотрите, Рихтер пошел…». Мимо нас прошел и резко свернул на Дерибасовскую худощавый, высокий, независимого вида, не в форме человек. В те годы старший комсостав моряков ЧМП в основном ходил в форменной одежде. Фигура и личность моряка была заметной. Походка «вразвалку» и резкие взгляды по сторонам выделяли этого фактурногочеловека.
Познакомился с Виктором Карповичем я в 1974-1975 гг. В качестве старпома на пассажирском т/х «Латвия» ему, бывшему КМ,пришлось подчиняться капитану Таренкову Евгению Петровичу. Поговаривали, что он отбывал какое-то наказание, а потому на мостике двум капитанам было тесновато.Возможно, по этой причине, а может и нет, но т/х «Латвия»в июне 1975-го на подходе к югославскому порту Сплит угодил в аварию. На вахте третьего помощника Коли Бондарекосудно «зацепило» подводную скалу, повредило киль. Его вывели из эксплуатации иоставили на ремонт в этом порту.

Наша совместная работа с Виктором Карповичем прервалась.И вот новая встреча на лайнере «Сарыч»…Виктор Карпович как-то попросил менянайти запись мелодии«Бимба», и чтобы не радиооператор, который заведовал трансузлом, а лично я при выходе и заходе в любой порт транслировал эту, на то время модную мелодию, чтобы т/х «Сарыч» имел для наших пассажиров особый запоминающийся образ.
Просьбу Виктора Карповича я выполнял аккуратно. Постепенно между нами установились доверительные отношения.Икапитан мне однажды открылся, что его настоящее имя по рождению – Вильгельм Карлович. Он из прибалтийских немцев. Поменял имя/отчество, чтобы во время войны военные моряки не питали к нему злобы. После войны, будучи курсантом мореходки, онвслухпозволил себе недовольное высказывание какими-то порядками. И схлопоталвосемь леттюрьмы. Время, вычеркнутое из его морской биографии. И это несмотря на то, что его мать служила у одного из видных партийных руководителей Латвийской ССР Пельше.

«Крымско-колымская» линия
Т/х «Сарыч» с советскими туристами ходил по Черному морю: Одесса, Варна, Стамбул, Ялта, Одесса. На все про все – две недели. В Варне пляж, в Стамбуле – «Кир –киш,Наташа, иди сюда», - кричали турки, размахивая разноцветными кофточками, для моряков «отоварка».
В порту Ялташвартовались к причалу городской площади, где летом были аттракционы: катание на детских авто для взрослых и детей.Всякий раз была опасность - не придавить бы отдыхающего зеваку между бортом судна и причалом, каждому отдыхающему хотелось потрогать белый пароход.
В Одессе встреча с родными, стоянка до утра и снова рейс…Короткие рейсы особо ценили семейные моряки,былоочень удобно.Сплошная «малина» и это, как мне казалось, надолго.
Вспомнил время юности, работая электрослесарем на шахте «Зыряновская» в 1949-м, изумлялся «травле»одного шахтера-забойщика. Он часто рассказывал, как довойны еще, отдыхая в Ялте, не мог забыть молодую красивую южанку и «поплавок» на воде, где он с ней познакомился.
К сожалению,это сказочноекафе-«поплавок» на рейде порта Ялта так и не отыскал. Очень хотелось его посетить… На глаза попадались только прогулочные катера на воде. И вот в один из приходов в Ялту, ближе к полудню Виктор Карпович, долго не сводя с меня глаз, произносит:
–«Все, Начальник!» –так по-свойски на судах обращались к начальникам судовых радиостанций, –говорил с диспетчеромОК ЧМП Сазоновым. Бери обходной, завтра с приходом в Одессу тебе присылают замену, а ты срочно в ОК, к инспектору Новикову. Очень жаль, просил Александра Николаевича оставить тебя на «Сарыче», но он был категоричным: «Это приказ!».
Больше наши пути на мостиках пассажирских судов никогда не пересекутся.

«Дикий Запад» в Ялте    
И еще один эпизод о Викторе Карповичевспоминается. В один из приходов в Ялту (стоял там «Сарыч» по расписанию сутки– с утра до следующего утра)Виктор Карпович пригласил меня и свою буфетчицу в небольшой ресторан «Ницца».Аннушкуна судне все называли «Ромашкой»,о таких еще говорят «скоро «ягодка опять».Если ей на глаза попадалась эффектная блондинкаиз пассажирских туристок, она толкала судового моряка в бок и говорила:«Смотри: ромашка идет, лови момент»…

Да, пути членов экипажа и пассажиров часто пересекались. Служебные каюты и каюты для туристов, небольшие коридоры, малый простор прогулочной палубы на пути друг к другу помогали пассажирам и морякам знакомиться. Романтика морского путешествия для туристки могла быть первой и последней. Все это было большим испытанием для «блондинок»,которые оказывались в морском путешествии со слезами на глазах…
Так вот, в «Ницце»было на что посмотреть. По тем временаммы как бы догоняли «западный образ» ив этом увеселительном заведении можно было увидеть «советское варьете».Под модные мелодии из западного репертуараздесь позволялосьувидеть больше, чем былоразрешено рядовомусоветскому человеку, строителю коммунизма.«Ромашка» наблюдала за артистками, которые как бы предлагали свое тело:«Выбери меня…».Мне показалось, онасожалела о том,что ее фигура не позволяла ей также поиграть чувствами зрителей-мужчин, как это делалимолодые девушки своими горячими танцами.

Виктор Карпович, как обычно,быстро вращая головой в разные стороны, вдруг резко встал и направился к одному из столиков. Его движение было быстрым и агрессивным, он как будто искал этого человека всю свою жизнь. Человек тучной фигуры протянул руку Рихтеру, пытался привстать, но не успел это сделать. Он внезапно получил сильный удар по лицу от Виктора Карповича. И он, этот человек, присев на свое сидение, не проявил никакого возмущения, очевидно, он к этому был давно готов…

Гнев нашего капитана был таким, который обычно люди проявляют только к своим настоящим врагам.Возвращаясь к нашему столику, Виктор Карповичбыл сильно возбужден, вынув из кармана какую-то часть денег, бросил их на стол и сказал нам: «Уходим!».

По пути на судно «Ромашка» все время пыталась успокоить, вызватьна разговор Виктора Карповича,узнать, кто этот человек, но ответа мы не получили.Рихтер всем своим существом «ушел» в далекое прошлое, которое ему слишком дорого обошлось… Можно только догадываться, что человек, которому он залепил пощечину, был одним из тех, «благодаря» которому он тяжко пострадал и был осужден по«58-й» статье УК на десять лет строго режима.Восемь летиз которых он оставался без моря…
Последняя наша встреча с Виктором Карповичем была почти лет тридцать назад, когда начался развал ЧМП. Мы случайно встретились на морвокзале, вспоминали нашу совместную работу… Капитан работаллоцманом и заводил в акваторию Одесского порта иностранные суда.

Анатолий НОСКОВ,
«Моряк Украины», № 43 от 30.10.2019-го


Об авторе:
Анатолий Семенович – наиболее активный наш читатель. Почти каждую среду, после выхода свежего номера, он отзванивается и в продолжение опубликованной морской истории как бы пытается дополнить ее:«Слушайте сюда, здесь Анатолий Семенович…»
Часто Анатолий Семенович жалуется, что долго не может найти в киосках свежий номер, подсказывает варианты качественного распространения, а иногда просто с грустью говорит:«И этот моряк умер. Хорошо, что написали. Вот я не дай бог умру, кто же обо мненапишет?»
Второго ноября Анатолию Носкову– 86 лет. «Напишите, что я еще жив», – позвонил недавно бывший начальник радиостанции как минимум полусотни судов ЧМП. Он освоил Интернет, имеет собственный блог с десятками тысяч подписчиков, но порой ходит на блошиный рынок в надежде увидеть хоть одно знакомое лицо по работе на флоте, и никого не находит…
Tags: Морские истории, Носков Анатолий, ЧМП
Subscribe

Posts from This Journal “Носков Анатолий” Tag

Comments for this post were disabled by the author