Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Category:

КОНСТАНТИН ПИШЕНИН – ПОЛВЕКА С МОРЕХОДКОЙ


Константин Иванович – обстоятельный специалист, душа творческих вечеров и отличный рассказчик. Почему педагог Пишенин всю свою жизнь связал с Одесским мореходным училищем им. А. Маринеско, (в этом году исполняется 120 лет!) расспрашивал «Моряк Украины»

По улице Пишенина


Пишенин – в Одессе фамилия неслучайная. На Ближних Мельницах есть такая улица. Названа в честь первого поселенца улицы, который построил здесь дом – прапрадеда Константина Ивановича. Первое упоминание об этой улице датируется 26 июня 1882 года. Прадед Иван Иванович Пишенин разводил молочных коров в Дальнике, содержал их и поставлял молочную продукцию на завод на ул.Троицкой (Пушкинская угол Ришельевской), содержал столовую для бедных. Об этом рассказывает книга об истории Одессы. И, возможно, скоро в музее училища среди морских династий появится стенд рода Пишениных.


– У моего прадеда было 10 детей, – рассказывает Константин Иванович. – Среди многочисленного семейства судомехаником был дядя, один из первых послевоенных выпускников училища, поступивший в 1944-м. Он работал в ЧМП и был одним из самых молодых старших механиков.

Двоюродный дядя получил юридическое образование, но плавал 40 лет матросом. Сын дяди, троюродный брат, закончил судоводительский факультет училища, работал капитаном в кампании «Черазморпуть».


А я поступил на специальность «механизация грузовых работ в портах», – заключает Константин Пишенин. После окончания училища работал в Одесском порту, потом в училище, где и преподает по сей день.

С чего начиналась одесская мореходка
Уединяемся с Константином Ивановичем в музее училища, где он знает досконально каждый раритет. В выписке из документов более чем вековой давности значится, что механиков тогда выпускали единицы. Штучный товар!

– Учили тогда по-другому, – рассказывает наш гид. – Набирали всех желающих и на паруснике отправляли на полгода в море. Кто дальше хотел продолжать обучение, оставался. В итоге получали диплом моряка считанные единицы. В училище занимались дети дворян, почетных граждан Одессы, духовные и прочие сословия, которые обычно шли в машину. Флотский труд всегда был тяжелый. Поэтому сословие купцов предпочитало бывать на судах только в качестве пассажиров.

Мореходка 60-х читала и занималась спортом
Константин Пишенин поступил в мореходку в 1967-м. Тогда набирали на базе 8 классов.
– Помню, как два месяца под ноль стриженные в х/б мы занимались, маршировали. Посвящение курсантов было во дворе экипажа на Канатной, 42. Запомнили навсегда. Все хотели быть моряками!
И нам создали условия. У нас было трехразовое питание, посещение занятий, дисциплина – строгий график деятельности, который нужно было выдерживать. Ну, конечно, мы уходили в самоволку. После занятий была самоподготовка. Можно было пойти в библиотеку и вместо конспектов наслаждаться художественной литературой. Тогда читали Стивенсона, Конан Дойля, Проспера Мериме, Золя, Вальтера Скота, Жорж Санд. Треть курсантов было читающих. Сейчас единицы.

Недавно увидел, что курсант читает художественную книгу, очень обрадовался, – улыбается Константин Иванович.

В послевоенные годы часть центрального трапа училища была закрыта. А во время учебы Константина Пишенина его открыли для всех.
– Я помню, стелили ковровые дорожки по торжественным случаям, – говорит старожил. – Тогда мы учились в Сабанских казармах. Там были огромные классы в разметку баскетбольной площадки. В одном конце занималась одна группа, в другом – другая. Там стояли круглые печи. Курсанты их топили. Хорошие курсанты приходили заранее. Натапливали, и было тепло. А ленивые поздно начинали топить. И было холодно.

Потом сделали реконструкцию, и в здании разместили военно-морской цикл. На верхних этажах жили судоводители и судомеханики. Экипаж всех не вмещал. А в подвале были оборудованы кабинеты судомеханической специальности.

Во дворе Сабанских казарм стоял дизель-генератор, его запускали, делали лабораторные работы. В экипаже был тренажер по гребле – шестивесельный ял. Под него были сделаны специальные бассейны. Мы садились в ял и толкали веслами воду. Зам. начальника училища по физвоспитанию Шамов Владимир Георгиевич делал тренажеры в спортзале, где тренировались все желающие.
Когда я учился, мы все занимались спортом. У нас была не физкультура, а именно физическая культура. Нас не надо было заставлять побежать к морю, тягать железо, делать гимнастику. Пробежать 10 км и задышаться, нам было смешно. Считаю, должны быть ежедневные занятие спортом. Многие исторические личности занимались фехтованием, поддерживали свою физическую форму.

На первом курсе я фехтовал. На втором уже занялся парусом и академической греблей. У нас была сильная команда. Нам привезли из Риги восьмерку – единственную лодку на всю Одессу. Мы сделали для нее навес на зиму. Потом готовили ее для спуска на воду. Лак снимали наждачной бумагой. Потом затирали. Иногда надо лодкой заниматься больше, чем женщиной, – шутит Константин Иванович. – Мы очень серьезно готовились к соревнованиям.

Тренировались на лимане напротив СРЗ Ильичевска. Разогнали лодку, и вдруг слышу: позади удар и скрежет. Вижу, подо мной вода. Так мы распороли лодку от 2-го номера до 8-го. Тут же, конечно, затонули. А через день мы должны были уезжать в Киев. Когда мы выплыли, вытащили ее, у нас от безысходности текли слезы. Но мы поехали в Киев, где нам дали восьмерку. Правда, у нее заплата на заплате была. И мы не попали даже в полуфинал. Но зато успели в Севастополь на военно-морские сборы, по окончании которых нам присвоили воинские звания.


После окончания училища я тренировал курсантов. В 1975-м в 24 года получил звание мастера спорта. Помню, когда в статусе тренера с ребятами приехали на киевскую регату. Румынская сборная тогда привезла первую пластиковую лодку. У нее, конечно, было лучшее скольжение по воде, она была радиофицированная, с микрофоном и динамиками. Команда была идеально одета в спортивную форму. А наши одесситы были в тренировочной форме в мазуте. Пошли на дистанцию в Матвеевский залив. Заезд восьмерок всегда очень красиво смотрится. Им обычно завершают регату. Восемь человек как единое целое. И вот, смотрю, румыны идут недовольные. И пальцем показывают на меня. Подходит румынский тренер и жмет мне руку. Проиграли румыны одесситам, которые пришли вторыми. А первыми была сборная Советского Союза.

Прошел по карнизу, чтобы курсанты сдали экзамен на отлично
Хорошая физическая подготовка помогала решать и многие вопросы. Например, сдать хорошо экзамены.
– На втором курсе мы должны были сдавать экзамен по боевым средствам флота, – рассказывает Константин Иванович. – На лекциях мы записывали описание плавединиц, их вооружение. Но все это запомнить было сложно. Тогда военно-морской цикл находился в корпусе, где сегодня судомеханическое отделение. Заместитель начальника военно-морского цикла капитан второго ранга Николаев находился на третьем этаже. В его кабинете экзаменационные были билеты. Мы открыли кабинет связи, который находился рядом (теперь черчения). Я вылез в окно и прошел по карнизу до кабинета, наметил билеты, положил аккуратно и вернулся. Теперь смотрю и думаю, как я такое мог сделать, – удивляется Константин Пишенин. – Друзьям сказал, какой кому билет. И все подготовились. Но на экзамене один курсант вытащил чужой билет. Но он назвал свой номер, который он выучил. И когда взяли его билет, ребята поменялись. Все было сделано очень красиво. Никто не догадался. А мы хорошо сдали экзамен.

После этого Константина стали звать «кот». Впрочем, физической подготовкой отличались все курсанты мореходки. Когда сокурсник Леня попал в больницу с аппендицитом, к нему бегали в обеденный перерыв, поднимаясь по пожарной лестнице. Врач увидел, как парни балансируют на высоте, заставил открыть им двери в отделение, чтобы они не рисковали.
Риск иногда не оправдывал себя. Курсант Володя Браньковский был гимнастом. И когда первый раз пошел в самоволку, чтобы не попасться на глаза дежурному офицеру в экипаже, залез по фасаду на балкон. Но второй раз руки парня соскочили, он упал, раздробил ступни ног и попал в больницу. Он не был на военно-морских сборах. И ему не присвоили звание. И его забрали в армию, где он служил рядовым.

Удивили японцев
Одесская мореходка всегда славилась своими знаниями и практическими навыками. Был такой эпизод. В середине 70-х годов японцы поставляли в порт колесную фирменную технику Тойота. И там был распределительный насос высокого давления, который обеспечивает работу двигателя. Корпус был неразборной. Что там было внутри, знали только разработчики японцы. Когда один из насосов высокого давления вышел из строя, то его отдали в училище.

– Мы этот насос аккуратно распилили, – говорит Константин Иванович. – Изучили каналы, и он был включен в учебник нашим преподавателем.
И вот, когда японцы приехали, и мы начали задавать вопросы, что и как, они удивились, почему за насос ничего не спрашивают.
А мы говорим, у нас про него написано. Как написано? А вот в учебнике. Они посмотрели и сказали, раз учебная книга, претензий никаких не имеют, что мы опубликовали это ноу-хау. Но мы не собирались забирать их изобретение, нас интересовало, что и как работает, чтобы объяснить курсантам, – подчеркивает педагог. – Вот поэтому моряки отдают сюда своих детей, зная, что здесь есть традиция, которая заставляет наших ребят учить и знать. И они потом благодарят, потому что могут себя проявить, пользуясь этими знаниями в портах по всему миру. В мореходке все связано с практикой, непосредственно с деятельностью флота, если это судоводитель или судомеханик. И с деятельностью порта для механизации и организации грузовых работ.


Флотский юмор
Всех людей, которые на флоте или рядом, объединяет море. А море ошибок не прощает. Но в сложных ситуациях всегда помогает юмор.
– На флоте есть некоторое дружеское противостояние судоводителей и судомехаников в первенстве на судне, – делится с нами Константин Иванович. – Механики считают, что без машины никуда. А судоводители держат пальму первенства. Штурвал на мостике имеет рукоятки для управления, и когда тень солнца со штурвала совпадает с тенью рулевого, то получается тень человека с рогами. Отсюда и повелось: несущих службу на палубе называют рогатым. В машине судомеханикам нужно смазывать механизмы маслом. А руки обо что вытереть – о себя. Поэтому механиков называют маслопупыми. Эти термины употребляют в обиходе, и без подначки на флоте не обходится.

О женщинах…
Особое отношение у педагога к женщинам.
– Каждый человек – индивидуальность, – говорит Константин Иванович. – Женщина тоже может нести службу. И выполнить работу, благодаря интуиции, даже лучше, чем мужчина. Моя супруга говорит, что сегодня женщины задавливают мужчин своей активной деятельностью. Мужчина теряет статус основного «добытчика».
Женщина должна обеспечивать жизнедеятельность семьи. От нее должно идти тепло. Я не воспринимаю женский бокс или штангу. Или когда женщина укладывает дорожные шпалы. Да, женщины выносливы. Но в силе, как правило, проигрывают. Хотя есть исключения. Однажды на тренировке курсант решил обнять девушку. Но она отвела его руку и так взяла его за запястье, что почувствовал – она может его поднять.

Гордость для Константина Ивановича – его внуки и дочь, которая считает, что воспринимать ее должны такой, как она есть. Как и все Пишенины.

Инна Ищук, Анатолий Венгрук,
«МОРЯК УКРАИНЫ», № 13 от 4.04.18-го
Tags: Личности, Училище им. Маринеско
Subscribe

Posts from This Journal “Училище им. Маринеско” Tag

Comments for this post were disabled by the author