Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Category:

Морские «поля» одесских водолазов


Водолазов удалось застать дома – только вернулись с «полей». Так в государственном НИИ морского транспорта «ЧерноморНИИпроект» говорят о подводных работах. Сегодня обследовали причал в Рыбном порту Черноморска. А вообще водолазная группа работала в Южном, Измаиле, Одессе, Бердянске, Мариуполе, Скадовске и других морских портах Украины. Да и не только Украины....
Офис морских проектантов плотно обступают высотки коммерческих застройщиков. Тем не менее, за порогом некогда престижного НИИ до сих пор ощущается надежность. Сегодня его стабильность привлекает не только государственные порты Украины, но и наших морских соседей. Частные компании вовсю пользуются услугами водолазов института. Уровень знаний этих водолазных специалистов широко известен.

Что отличает водолаза от дайвера?
В кабинете опытного гидротехника Михаила Пойзнера всегда людно. Много бумаг и папок. На фото Михаил Борисович в водолазном снаряжении. Так гидротехнику пришлось «доучиваться»  на водолаза. Он много лет возглавлял Государственную Комиссию по аттестации водолазов на право работы в морских портах. Сегодня и дня не бывает, чтобы он не говорил с кем-нибудь из подводников из различных портов Украины. За советы денег не берут...
– От проектирования и строительства до эксплуатации гидротехнических сооружений, – поясняет Михаил Пойзнер, – таков полный цикл исследований, выполняемых морскими гидротехниками института. Как и человек, сооружение требует время от времени диагностики и осмотра, чтобы не допустить разрушений и других нежелательных ситуаций, чтобы своевременно поставить диагноз – по каким правилам дальше «жить» сооружению.
В 1991-м почти половина причалов так или иначе нуждались в ремонте. С тех пор ничего в лучшую сторону не изменилось. Не радует ситуация и на водолазном рынке. Раньше водолазов готовили школы ДОСААФ и др. структуры. Например, в известном АСПТР (отряд аварийно-спасательных и подводно-технических работ) работало почти три сотни первоклассных водолазов. Сейчас этого нет.
Частные фирмы готовят дайверов. И часто бывают так, что те водолазы, которых привлекают к выполнению гидротехнических работ, хорошо знают водолазное дело, могут надеть скафандр.
Но, как правило, их обследования лишены инженерного смысла. Зачастую они не понимают, что смотрят. Результат водолазных работ должен по инженерному «ложиться» на бумагу.
Это эскиз, чертеж, видеосъемка. Многие просто не умеют чертить, отсутствует пространственное воображение. Мы часто получаем с обследований фото общего вида, которое не имеют «гидротехнического смысла».
– А еще бывают водолазы, которые водолазы только на бумаге и в отчетах. Они даже не погружаются, думая, что потом можно будет все «состыковать», – замечает зам. заведующего лабораторией института Сергей Лазуренко. – Как минимум, водолаз должен знать основы гидротехники, гидрологии, быть механиком, знать охрану труда, быть ознакомлен с системой оповещения. У нас опытные водолазы с большим стажем.

Они «натасканы» на обследования различных типов сооружений: причалов, береговых укреплений, оградительных сооружений, акваторий, подходных каналов, якорных стоянок. Мы разговариваем с ними на одном языке.
Сегодня из 43 км грузового причального фронта институт обследовал и паспортизировал почти две трети. А это порядка 30 км! Из 290 причалов морских портов Украины это около 230! Паспортизировал порядка 50 подходных каналов и портовых акваторий. Это порядка 80% от общего количества.
В институте информация такого рода обобщена, классифицирована и хранится в электронном архиве. Если есть потребность, всегда можно получить объективные данные, проследить историю проектирования, строительства и эксплуатации объектов на Черноморско-Азовском и Дунайском бассейнах. И не только Украины – у нас обширный архив по морским портам России и Грузии. Еще можно припомнить порты Кубы, Сирии и Гвинеи...
Вспоминается такой случай. В одном из портов судно ударило причал. Порт насчитал ущерба, кажется, на 8 тысяч долларов. В принципе, ущерб небольшой. К нам пришли представители судовладельца. Находясь под опекой какого-то иностранного страхового клуба, они должны были представить свой отчет по этому делу. Мы посмотрели паспортную документацию на этот причал. Нашли место удара судном. И определили, что в этот раз ущерб причалу судно не причинило. Имело место обычное касание, а повреждения «старые», нанесенные еще много лет назад. И так бывает...
Все время приходится решать новые задачи. Появляется новое оборудование, а значит, и новые возможности. Нестыдно учиться и переучиваться. Стыдно не заметить, «проворонить», своевременно не предупредить о потенциальной опасности.

Водолазы ищут клады?
Водолазы ЧерноморНИИпроекта достаточно загружены работой. И сложностей хватает. Это причалы различной конструкции, с различными глубинами у кордона. Это оградительные сооружения на больших глубинах. Это работа при волнении моря, при ветре и течениях. Это освидетельствование конструкций при ограниченной видимости. Это умение наладить и снять отсчеты по новым приборам. Это освоение новых методик и современного оборудования.
А то и нужно поднять гильзу или бур, которые уронили с геологического судна. Или оборвалась труба. Требуется ее найти, застропить, вынуть, соблюдая все правила охраны труда. Все это требует физического напряжения и инженерной смекалки.

Руководит группой Константин Новиков – водолаз I класса, мастер водолазных работ. Опыт работы под водой – более четверти века. Учился в Одесской морской школе ДОСААФ, выпускник Нахимовки – Севастопольского военно-морского училища им. П.С. Нахимова. Работал водолазом на судах, уже много лет обследует гидротехнические сооружения.

– Задачи ставят самого разного характера, – объясняет Константин Михайлович. – Смотрим причалы, чтобы выяснить, какие процессы намечаются под водой, надо уловить малейшие изменения, предвидеть возможные деформации конструкций. Особо важно контролировать состояние оградительных сооружений. Если молы и волноломы будут «пропускать» волну, аварий на акватории не избежать. Обследуем подходные каналы и портовые акватории, занимаемся промерами глубин.
Роман Коник, водолаз I класса, пришел с военно-морского флота, стаж более 20 лет. Подводному делу учился в Севастополе.
– Так получилось, что, наверное, нет такого места на Черном море и Дунае, нет такого причала, который я не «прощупал» своими руками. А все-таки, самое красивое место на Одесском побережье – Фонтан, – делится с нами Роман. – Там есть, где поплавать между камнями, много вросших в грунт якорей, рыбы, крабы, мидии, рапаны. Когда первый раз спустился под воду, увидел, как там красиво, решил посвятить этому свою жизнь. Несмотря на то, что есть определенная доля риска, я влюблен в подводную стихию. Главное – соблюдать необходимые меры безопасности и быть профессионалом. Ведь каких только ситуаций не возникает в море. Вот в январе намотало канат на винт судна гидрографов. Сделали прорубь. Два дня подо льдом работали, пока освободили судно.
Бывает, после погружения костюм невозможно отмыть. На причалах ТИСа, в Южном, где грузят руду и уголь, можно выйти в костюме с красно–-фиолетовым отливом. В Николаевском порту на Южном Буге тоже, бывает, ил поднимется. Темная ночь, видимости никакой. По метру ходишь туда-сюда, пока найдешь оборванную трубу. Иногда приходилось брать лопату, откапывать под водой, чтобы трос завести.
Вчера в Одесском порту очищали кингстонную решетку для забора воды от мидийных обростаний. Сегодня – снимали на видео подводную часть причала Рыбного порта в Черноморске.

Основная работа группы водолазов ЧерноморНИИпроекта – определить техническое состояние сооружений в подводной зоне. Это и диагностика состояния конструкций, а потом работа над техническим заключением, составлением дефектных ведомостей, разработкой практических рекомендаций по дальнейшей эксплуатации.
А уже задача инженеров решить дальнейшую судьбу сооружения – проводить ли ремонт, в каком объеме, как назначить величину допустимых нагрузок.

Сергей Косюк закончил курсы водолазов «Экипаж» в Одессе.

Работал водолазом-взрывником в МЧС. Обезвреживал бомбы, оставшиеся после войны, которые нашли в акватории Одесского порта, занимался подводным и наземным разминированием. Во время вьетнамского конфликта в одном из портов на суда грузили оружие и уронили снаряд. Во время работ обнаружили и обезвредили.


В 2014-м работали в Грузии. Обследовали контейнерный терминал в Поти, обнаружили систему реактивного залпового огня, которую устанавливают на вертолеты, а также боевую мину. Установку достали, вытащили на причал. Полиция приостановила работы в порту, пока не вызвали взрывотехников.



Конечно, работа водолаза опасна, – соглашается Сергей. – Мы обследуем причалы. А в зимние шторма под них «заносит» что угодно. Находили не только сети, якоря, кранцы, швартовые, но и даже ядра.
Сергей показывает на стенд выловленных из моря предметов. На самодельной выставке также куски амфор, якоря-кошки, гильзы от снарядов и множество других предметов.

Чтобы качественно выполнять подводные работы, прежде всего, нужно современное снаряжение.
Для работы у нас есть все, – уточняет Михаил Пойзнер. Институт обеспечен необходимым, чтобы обследовать как обычные, так и уникальные сооружения, выполнять сверхкачественную фото- и видеосъемку, определить толщину металла и степень коррозийного износа под водой, оценить работу протекторов, определить деформации отдельных конструктивных элементов, взять пробы грунта на глубинах до 20 м.

Конечная цель – комплексная оценка фактического технического состояния гидротехнических сооружений, в том числе портовых акваторий и подходных каналов. Все это способствует действенному государственному контролю за безопасностью мореплавания и восприятию Украины как морской державы. Есть мысли, более активно поучаствовать в подготовке водолазов для нужд морской гидротехники, но это в планах.

И вообще, море любит чистоту, а водолазы в особенности.
Мы всегда помним: «С гидротехникой – на ты, а с морем – на Вы».



Инна Ищук, Анатолий Венгрук,
«МОРЯК УКРАИНЫ», № 29 от 26.07.2017-го
Tags: Венгрук Анатолий, Водолазное дело, Гидротехника, Ищук Инна
Subscribe

Posts from This Journal “Водолазное дело” Tag

promo moryakukrainy march 26, 21:24
Buy for 10 tokens
На 65 лет растянулась вахта начальника Воронцовского маяка. Истории об исчезающих профессиях, а также, об облачном прошлом и туманном настоящем одного из самых уникальных занятий на свете. «21 марта 1956 года я был принят на Воронцовский маяк. Мне было 22 года и 3 месяца. Но, не…
Comments for this post were disabled by the author