Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Category:

НА ВАХТЕ МОРСКОЙ ИСТОРИИ


Фото Анатолий Венгрук Он 52 года проработал на флоте. И где уж только на свете не побывал! Писать начал в молодости. Поначалу в читаемый всеми одесскими семьями «Моряк»: настольную газету-«брехунец». Там сводки о местонахождении судов, на которых работали мужья, нередко давали с огрехами. А моряцкие жены доподлинно все знали о приходах, стоянках, денежных рейсах или таких, из которых ничего путного не привезешь «на школу». В ранних очередях за молоком они обменивались такой информацией, о которой даже органы госбезопасности узнавали только к обеду. Одесса, знаете ли…
Походные зарисовки Аркадия Хасина все больше приобретали вид и смысл небольших, но характерных новелл и очерков, близких сердцу читателя. Первая публикация появилась о Гамбургском порте, в 1962-м в сборнике «На чужих причалах». Потом вышла в свет первая книга. Тоненькая, но самостоятельная – «Море на вкус соленое». Тираж составил 200 тысяч экземпляров, но популярность была такой, что сам автор сумел ее приобрести, только будучи в Гаване в магазине советской книги.

25 января, когда Аркадию Иосифовичу исполняется 87 лет, его творческий отчет составляет 26 книг. Кто читал, согласится: это не просто сшитые листы бумаги, это страницы жизни. Все, что в них вместилось, навсегда записано в вахтенном журнале его судьбы.
Пока этот ряд замыкает сборник новелл «Долгое море», изданный в августе 2016-го.
Первый рассказ – «Кафа» (древнегреческое название Феодосии). Так в Одессе назывался «неказистый буксир…с обшарпанными бортами, с длинной, густо дымившей трубой и закопченным кормовым флагом… Когда в порт заходил пароход,он встречал его сиплым гудком и спешил швартовать к причалу». Подобная живость описаний присуща авторскому перу и во всех остальных рассказах и новеллах.

Это особенности стиля Хасина-мариниста: создавать зримые, а нередко и зрелищные образы-картины. Создается эффект присутствия на борту данного трудяжки-буксирчика, или на рейде Хайфона, подвергавшегося обстрелам, или в магазине у коммерсанта Миши, бойко торговавшего в Лас-Пальмасе («Одесский вальс»), или на Приморском бульваре в Одессе, забрасываемой фашистскими бомбами («Зенитчицы»). И если сам ты не видел черный дым пожара над крышей загоревшегося тогда Дворца моряков, то испытываешь не менее острый импульс к переживанию, что это прекрасное архитектурное строение приходит в негодность от бесхозяйственного к нему отношения.


Сюжеты новелл в известной степени кинематографичны, некоторые просто просятся на пленку. Эта – еще одна отличительная черта творчества Аркадия Хасина была замечена давно. Недаром по одной из его новелл снят художественный фильм.

Многие новеллы несут характер исследования, сюжет шаг за шагом движется от факта к факту. Каждый по-своему приоткрывает новизну, вовлекает в действие. Поиск идет по нарастающей, каждое справочное отвлечение привносит элемент достоверности и одновременно неожиданности из-за оригинального стечения обстоятельств. Поэтому читать интересно! И еще потому, что это правда, а не вымысел. Персонажи произведений – простые люди, с которыми довелось общаться, работать, жить бок о бок. По сути, автор пишет свою биографию. А нам, читателям, легко и радостно откликнуться на приглашение повстречаться с капитанами, потолкаться возле отдела кадров Черноморского пароходства, прослезиться, когда из плена вернулись заложники с танкера «Туапсе».

Еще прозу Хасина отличает внимание к деталям. Часто они, как мозаика, воссоздают и характер человека, и его работу, и обстановку, в которой он жил. И тогда эти мелочи становятся приметами времени. Вот «навалившись со скрежетом на причал», подошла «Капелла». Это старый добрячий «пароплав», который возил пассажиров с Крымской гавани Одесского порта на пляж в Лузановку. Капитан кричал в медный рупор. Потом «вел свой «мини-лайнер» к желтевшему вдали лузановскому пляжу. Ворочая штурвал и поминутно дергая провод тифона». Все написано языком, передающим подлинность ситуации.
И еще выдержка из той же новеллы «Капитан малого плавания», но уже об одесском дворе.

Том самом, где проигрывались величайшие драмы между соседями, впитавшими неистребимый одесский юмор и колорит, до сей поры вдохновляющий литераторов. Читаем и узнаем: «…двор опоясанный скрипучими деревянными террасами, на которые выходили двери всех квартир и на которых купали детей, стирали, праздновали дни рождения или свадьбы… Здесь вы могли не только услышать запах жареной скумбрии. Но и увидеть, как жарят ее у каждой двери на весело гудящих примусах». Смачно? Наглядно? Отож!


Трогательно выписан рассказ о встрече с великим певцом в новелле «Автограф Вертинского». Странно узнавать, что его песни были под запретом. Впрочем, какие только ограничения не исходят от власти. Когда было гонение на «безродных космополитов», Хасину довелось немало натерпеться. Об этом тоже есть в книге.

«Долгое море» – письменное доказательство, что Аркадий Иосифович, оставив дизеля, уже стоит на вахте морской истории, целой эпохи в прошлом судоходства. Потерян не только флот. Потеряна традиция, морская преемственность. Утрачен дух соленого труда, дружбы, скрепляющей экипажи, пусть грубоватого, но добродушного веселья, так присущего южанам. Если судно можно построить, купить, зафрахтовать, то как вернуть этот дух? Вопрос, зависающий после прочтения рассказов одесского мариниста!

Нынешние моряки, увы, не знают своего славного прошлого. Что им дорого? Они постоянно в плену чужих интересов и вынуждены приспосабливаться под обстоятельства, ввиду отсутствия отечественного флота. Хорошо бы курсантам мореходных училищ на факультативах вникать в смысл новеллы из сборника «Долгое море». Да и других книг Хасина – тоже.

Хорошо и то, что есть еще немало тех, кому вместе с автором вдруг взгрустнется по прекрасным дням, когда ты на судне после разлуки входишь в родной порт. Хлопочут буксиры, мимо проплывает, как свеча, Воронцовский маяк. А на причале уже жмется горстка моряцких жен, встречающих мужей из рейса. И дети нетерпеливо их теребят: «Мам, ну скоро уже папа пришвартуется?». Есть ли картины лучше? Не знаю. Но дороже – вряд ли…


Владислав КИТИК, «МОРЯК УКРАИНЫ»,  № 3 от 25.01.2017-го
Tags: Китик Владислав, Морские истории, Хасин Аркадий
Subscribe

Posts from This Journal “Хасин Аркадий” Tag

  • Аркадий Хасин: "Никогда больше!"

    "Никогда больше!" - книга-напоминание. Ее автор, одессит Аркадий Хасин, - бывший узник гетто и фашистского концагеря. После войны получил…

  • Аркадий ХАСИН: Выговор за контрабанду

    Презентация книги «Морские истории» Аркадия Хасина во Всемирном клубе одесситов 14-го августа напомнила старую историю со строгим…

  • «Морские истории» Аркадия Хасина

    14-го августа во Всемирном клубе одесситов состоялась презентация очередной книги Аркадия Хасина «Морские истории», в которой он…

  • Аркадий Хасин – с пером в руке, с Одессой в сердце

    Книга – лучший подарок Аркадий Хасин снова гостил в Одессе. Конечно же, прошел по тенистым улочкам детства, по местам, связанным в памяти…

  • СРОЧНЫЙ ФРАХТ

    Никогда не вспомнил бы, наверное, об этой истории, если бы не встретился старый друг Николай Ганчев, с которым учился когда-то в Мореходной школе.…

  • Аркадий ХАСИН: СЧАСТЬЕ ВОЗВРАЩАЕТ НА КРУГИ СВОЯ

    Проститься перед отъездом Аркадия Хасина в Германию «на зимние квартиры» удалось в сентябрьский солнечный денек. Занесли свежий номер…

  • ОДЕССИТЫ В МУРМАНСКЕ

    Фото из сети. Уже мало кто помнит, что в 1949-м, в разгар Сталинской кампании «по борьбе с безродными космополитами», из…

  • ГОРСТЬ ЗЕМЛИ

    Теплоход «Аркадий Гайдар», на котором в советские времена я долгое время работал старшим механиком, перевозил разные грузы: хлопок,…

  • АРКАДИЙ ХАСИН: ЖИВИТЕ В МИРЕ И СОГЛАСИИ

    С наступлением осени из Одессы отбыл Аркадий Хасин. За время работы на отечественном флоте он привык уходить и возвращаться. Но приезжать в Одессу…

Comments for this post were disabled by the author