?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующая публикация

Можно было и закончить воспоминания о моем первом капитане Федоре Ильиче Моисееве с буксира «Сталинец». Но пройдет лет пятнадцать, я уже не радист портофлота Одесского порта, а начальник судовой радиостанции теплохода «Башкирия», которая встала на ремонт в «СРЗ-1».

Я вновь повстречаюсь с Федором Ильичем, его пришлют из резерва временным капитаном. Штатный – проходил профотбор.

 
Океанская закалка «Анки-гарпунерши»

Мы встретились как старые знакомые, он сетовал, что быстро пролетело время… Стареющий моряк сожалел о скором уходе на пенсию, пенял на возраст и здоровье. Вспомнили наш буксир, окурок в шницеле. Федор Ильич как бы размышлял о буфетчице «Анке-гарпунерше».

– Чего от нее можно было ждать? За ней такой шлейф тянулся, вам многим и не снилось. Я-то был негласно осведомлен. На китобойке она была богаче самого Соляника!

За теплоту и кое-какие услуги капитаны и знаменитые гарпунеры с «судов-охотников», приданных «Славе», делились валютой согласно «амбарной книге», в которой значились и сумма, и роспись…

– Роспись за что? – спрашиваю.

– Да, бухгалтерию она вела хитрую: «Услуга – стирка спецодежды». Некоторые жены заметили уменьшение «шмуток», привезенных супругом, так называемых «колониальных товаров».
И слух прошел о той самой тетрадке, которой якобы занимался сам капитан – директор флотилии «Слава». И что, мол, «укравшего» те записи перевели в «свинари». На китобазе для питания экипажей выкармливались свиньи.

Разгневанные жены китобойцев пойдут по начальникам. Все всплывет. Как говорится, «сколько волка не корми, а шила в мешке не утаишь!». Возможно, пушку о тетради выдумал один из китобойцев, которого «Анка-гарпунерша» не «допустила» к себе. Позднее эту историю мне доведется не один раз слышать в кают-компаниях других судов, а Федор Ильич, как «пострадавший» с окурком в шницеле, нашел вот такое объяснение для буфетчицы нашего буксира.

По-другому, мол, и быть не могло: испытание человека китобойным промыслом в условиях диких штормов в ревущих сороковых, с туманами и обледенением судов вокруг Антарктиды, плюс отсутствие дома мужа и отца более, чем восемь месяцев!.. Не всем дано было сохранить супружескую верность… Кто знает.

 
           Автор: Ларин Жора, Красноярск, ДШИ №6, 1988 год

Кубинский ченч

В 1969 г. у меня был приятель на сухогрузе «Краснодар», бывший китобой, матрос Боря Бовнегр. Несмотря на несколько тяжелых, изматывающих рейсов, Боря сохранил юмор, а главное, повседневную смекалку. «Краснодар» стоял в кубинском порту «Сантьяго де Куба», кубинцы к советским морякам относились с большим уважением. Устраивали нам экскурсии и поездки на пляж.
Где Боря учился «ченчу»?! Очевидно, таким родился. Пока члены экипажа загорали, Боря «добыл» пару бутылок «Гаваны Клаб». Никто не задавал вопросов, морщась от напитка. Вопрос возник, когда пришло время одеваться. Начали искать носки.
Возник вопрос: «Они же не первой свежести!?». Боря ухмылялся. Примерно двадцать пар обеспечили ему «сделку» и «бесплатное удовольствие». Таким вот был настоящий китобоец.

 «Придешь домой, махнешь рукой.

Выйдешь замуж за Васю-диспетчера…

Мне бить китов у кромки льдов,

Рыбьим жиром детей обеспечивать…»

 

Про Васю-диспетчера

Эта простая песенка пятидесятых годов про Одесский порт как бы обрекает китобоя и его жену на нелегкую судьбу. Радио тех времен крутило славную песенку о городе и его бульварах из оперетты «Белая Акация». Эта легкая мелодия, меж тем, прославляла нелегкий труд советских китобоев и звучала на сценах многих театров Страны Советов.
Беззаботной выглядела жизнь одного из главных героев – Яшки Буксира.


Кому не хотелось героической романтики: оказаться в водах шестого континента Антарктиды, среди прославленных китобоев, с триумфальной победой возвращаться в любимый город Одессу через дальние страны; где-то на краю света охотиться на исполинских китов... Не жизнь, а сказка!

Еще на службе в Советской армии, в районе Курильских островов, в 1954 году я вживую впервые увидел на острове Шикотан отважных китобоев с китобойной флотилии «Алеут». Резиновые огромные шляпы, куртки и сапоги, их рост, а главное – широкие улыбки разинувшим рты солдатам... Ни дать ни взять – богатыри из сказки Пушкина!

Позднее я узнаю, что китобойный промысел возник в СССР в начале тридцатых на Дальнем Востоке, с флотилии «Алеут», возглавляемой А. М. Дудником с тремя судами-охотниками: «Трудофронт», «Авангард», «Энтузиаст».
А через каких-нибудь пять лет, в июне 1959-го, вместе с активом комсомола Одесского порта я встречал китобойную флотилию «Слава» на причалах «Старой Крымской» пристани.

«Слава» и полтора десятка роботяг, небольших «судов-охотников» с краткими названиями: «Дружный», «Дерзкий», «Дивный», и т. д. Толпы народа собирала площадь пристани на «Старой Крымской».

 Как встречали китобоев

Встреча знаменитой флотилии для жителей города была праздником. К месту швартовки «Славы» пробиться удавалось не каждому. Это было незабываемое зрелище.
Тысячи людей стремились с раннего утра занять удобные места на Приморском бульваре. Нам, комсомольцам порта, поручалось сдерживать напор прибывающих людей – стояли вдоль линии причалов на расстоянии двух-трех метров друг от друга, чтобы никто не упал в воду между огромным по размерам «судном-заводом» и причалами, особенно дети.
Их ликованию и радости не было предела. Они вырывались из рук своих мам и кричали: «Папа!», задирая голову на высокие борта китобазы, чтобы отыскать лицо долгожданного родного человека.

Помню, пока швартовалась китобаза, а на лаг к ней выстраивались «суда-охотники», прямо напротив нас: Лени Карпенко слева и Жоры Никуличева справа, началась «сборка» приветственной трибуны. Появились высокие гости, второй секретарь компартии Украинской ССР Николай Подгорный и легендарный «Тарапунька», артист Юрий Тимошенко. Слева от трибуны встала статная молодая женщина в сером костюме. Гремел духовой оркестр, на лобовой надстройке «Славы» высился плакат – «Здравствуй, Родина».

На трибуну в морской форме под аплодисменты поднимался высокий, коренастый мужчина лет пятидесяти, с загорелым мужественным лицом – знаменитый капитан-директор китобойной флотилии «Слава» Алексей Николаевич Соляник, Герой Социалистического Труда.

Фамилия его по тем временам гремела на всю Страну Советов. Он докладывал партийному руководству о выполнении задания Родины. Назывались баснословные цифры по выпуску продукции: китового жира, рыбьей муки, консервных банок и т. д. Дальше началась встреча родных и близких с долгожданными китобоями. Мой товарищ Леня Карпенко, заметив «Тарапуньку», уговорил знаменитого артиста на совместное фото. Так в моем домашнем архиве сохранился этот снимок из того, теперь незабываемого времени.

По рассказам холостяков, «соривших» тяжело заработанной зарплатой в ресторане «Волна», встречать знаменитых китобоев в Одессу прилетали даже с Дальнего Востока молодые девушки. Они снимали в пригороде недорогое жилье и за неделю опустошали карманы холостых моряков – китобоев и не только их…
Лето быстро пролетало, и в середине октября китобойцы уходили в очередной рейс. Только не в пятницу и не тринадцатого числа – традиция. Куда деваться?
Работа обязывала и холостых, и семейных в который раз расставаться с любимым городом, оставляя на берегу близких: родных и любимых, рассчитывая на их верность и преданность. Что это значило на самом деле, мне, двадцатипятилетнему холостяку, довелось испытать, как говорится, на собственной шкуре.

 Как изменяли китобоям

По приглашению приятеля и товарища по буксиру – электрика Жени Бутева мне довелось отмечать праздник Октябрьской революции в китобойном поселке, на девятой станции Большого Фонтана, в семьях китобоев. Застолье в отсутствие китобоев, которые были на промысле, после трех тостов «развязало» языки у хозяев и гостей. Люди стали «доступнее» друг для друга. Уровень поведения скоро упал «ниже пояса». «Праздник все спишет»?!
Хозяйка дома и две ее соседки по китобойному поселку за праздничным столом по правую руку имели «Васю-диспетчера».

Возвращаясь на свой буксир, который мог понадобиться для выхода за маяк, я дал себе однозначный ответ на вопрос: «надо ли моряку дальнего плавания создавать семью?» Мне больше не хотелось оказаться среди знаменитых моряков-китобоев.

В 1957 году я работал радистом на морском трамвайчике «Капелла», ходившем по маршруту: порт Одесса – Большой Фонтан, с заходом в порт-пункт «Аркадия». В те молодые беззаботные годы мне очень хотелось, как моим сверстникам, быть моряком «загранплавания» – это было престижно.
С моим сибирским настырством, виза «малая» у меня появится, и меня переведут из портофлота в ЧМП. А жизнь будет все та же холостяцкая – очевидно, под впечатлением от увиденного на праздновании Октябрьской революции.
На мое понимание, что хорошо, а что плохо для создания семьи, повлияли и истории моего коллеги Толи Котова, в начале пятидесятых годов ходившего «бить китов у кромки льдов».
И «Васи-диспетчера» – за неделю до его прихода из рейса жена умерла от «подпольного аборта» – «неподпольные» тогда запрещались! Уроки других еще некоторое время позволят мне холостяковать и искать ту самую «единственную», которая будет мне всегда верна!
Но «китобоем» я все равно не стану. А в 1976-м на пассажирском теплоходе «Башкирия» мне в который раз повезет. Я побываю на «краю света» – в Антарктиде.



Анатолий Носков, ветеран ЧМП


ИНФА О БЛОГЕ

Лого Простое
moryakukrainy
Моряк Украины

МЕТКИ Поиск

Календарь

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow