Моряк Украины (moryakukrainy) wrote,
Моряк Украины
moryakukrainy

Category:

СЛУЧАЙ В ЗАТОКЕ



17 октября в 06:50 этот прогулочный катер «ИВОЛГА» вышел с частной базы близ порт-пункта «Затока» Белгород-Днестровского порта на банку, где хороший лов бычков. Уже после того, как он затонул, и был задержан капитан, выяснилось, что на борту, кроме трех членов команды, могло быть более 40 человек. Спаслись – 22 человека.
Есть обращения о троих подтвержденных без вести пропавших. И найдено 17 утонувших. Авария вошла в пятерку крупнейших морских катастроф Украины.



Известно, что к 15 часам 17-го октября катер возвращался обратно. До песчаной береговой полосы курортной Затоки оставалось несколько сот метров. Курс был на фарватер, представляющий узкий пролив между морем и Днестровским лиманом. В этом месте находится разводной железнодорожный мост. Оставалось совсем немного…

– В 15:30 поднялась сильная волна, началась паника, – записано в тезисах расследования, и. о. межрайонного прокурора Белгородского района Захарьева. – Все перешли на один борт, образовался сильный крен, в результате чего судно перевернулось и пошло ко дну.

«Ярославец» с подвохом и пролив с характером
Ситуацию оценили одесские яхтсмены, знающие навигационные сложности при вождении маломерных судов на этом участке моря в Днестровский лиман.
– «Иволга» построена как рейдовый водолазный бот проекта «РВН-376» класса «Ярославец». После преобразования в пассажирское судно для морских прогулок его мореходные качества остались прежними, пишет в сети «Фейсбук» опытный подводник Владлен Тобак. – (Существовали еще рабочая и таможенная модификации «ярославцев» - ред). Но у всех, особенно на ходу без балласта, при попутной волне резко снижается остойчивость. Да еще высота волны под 3 метра, и движение по отмели, где ее воздействие намного круче. Плюс перегруз! Бот был рассчитан на перевозку 12 водолазов и трех членов экипажа.

– Был боковой удар, и катер перевернулся. Всплыл «пузом» вверх в трехстах метрах от берега. Люди, как могли, карабкались по мокрому днищу, но их смывало и уносило в море, – рассказал один из пострадавших.  В этом месте сильнейшее течение из лимана в море. Иных пловцов оно затянуло на глубину.

Спрос рождает предложение
Собственником катера оказался Иван Кнышев. Ему 56 лет, житель  Белгород-Днестровского.  Говорят, «ИВОЛГА» у него уже лет десять. В Затоке считают, что более надежного и хорошо оснащенного катера просто нет.
На сайте «ИВОЛГИ» в разделе «О нас» есть фото навигационных приборов катера и смелое утверждение,  что катер, практически всепогодный.

В тот день катером управлял сын Кнышева, Александр. Ему около 30 лет. Капитан с дипломом речного судоводителя.  Фрахт судна в будний день, заявлено на том же сайте «ИВОЛГИ» - семь тысяч гривен. Плата за прогулку на Днестровскую банку с каждого пассажира составляла по 350 гривен. По предварительной версии, крушение произошло из-за перегруженности судна в 3 раза сверх нормы, определенной для него Регистром судоходства Украины.

Белгород-Днестровский горрайсуд удовлетворил ходатайство прокурора. Александр Кнышев будет на период разбирательства содержаться под стражей 60 дней. Право внести залог суд не предоставил. Начато уголовное производство по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 276 (нарушение правил безопасности движения… водного транспорта) УК Украины. По статье грозит лишение свободы на срок до 10 лет.

«ИВОЛГА» была обречена на погибель
Председатель Одесской ОГА Михеил Саакашвили,  в виду чрезвычайности ситуации  распорядился запретить все выходы частных судов в регионе до принятия ясных и строгих правил контроля малого флота в море. Заместитель министра инфраструктуры Юрий Васьков координировал операцию подъема катера. Процесс длился около 10-ти часов. «Иволгу», лежавшую на правом боку, удалось поднять со второго раза 300-тонным плавкраном «Богатырь» и транспортировать на специальной платформе в Ильичевский МТП.
В полдень 20-го октября «Иволгу» выгрузили на причал. По словам Ю. Васькова, судно опрокинулось, будучи целым. После поднятия судна были обнаружены тела еще двух погибших.

Оценку аварии дал на своей странице в «Фейсбук» Борис Козырь – заместитель председателя Комитета по вопросам транспорта ВРУ. Он задается вопросом, кто разработчик технической документации по превращению водолазного бота в пассажирский катер?
Морской эксперт Леонид Журавлев осмысливает случившееся на своей странице в сети Фейсбук (в 1986-ом  был в составе Государственной Межведомственной комиссии по расследованию причин гибели п/х «Адмирал Нахимов» в качестве старшего научного сотрудника ОИИМФ). Вот его вопросы. Есть ли свидетельство на пригодность катера к плаванию, его грузовая марка, остойчивость?  Должны быть документы о предельных расстояния плавания от берега, количестве пассажиров,  наличия спасательных средств.

– Кто давал разрешение на выход в море при штормовом предупреждении (а сделано оно было заранее)? – вопрошает Л. Журавлев. – Наконец, квалификация «капитана» «Иволги»? Был ли он знаком с такими понятиями, как остойчивость, грузовая марка, не говоря уже о спасательных средствах? Маневр, при котором катер был поставлен боком к волне, ошибочен. При таком избыточном количестве людей, расположившихся на палубе, «Иволга» должна было утонуть при малейшем ветре в борт. Перегруз в сочетании с нарушенной остойчивостью! Судно было обречено. Ничего удивительного в этой трагедии – все закономерно, – заключает эксперт.
Кроме того, в нарушение инструкции катер вышел без осмотра и записи в журнале. И не с того места, какое указано при регистрации. Не был подан сигнал бедствия. Если бы вахтенные Государственного морского спасательного координационного центра не уловили шумы на 16-й волне УКВ, никто бы вообще не поднял тревогу.

Тем не менее, обобщая все причины крушения, глава правительственной комиссии по расследованию вице-премьер-министр Геннадий Зубко заключил, что трагедия – есть «результат халатности, преступного отношения к людям не только со стороны экипажа судна, но и тех служб, которые должны контролировать, чтобы такие вещи не происходили».

Если бы аварии не было
В случае, если бы капитана «Иволги» задержала Инспекция, он бы отделался административным штрафом до 500 гривен. Теперь же весь негатив обрушился на его незадачливую голову. Да, он виноват. Но только ли он один?
Судоводитель, Анатолий Задорожный в случившемся усматривает не отдельные персональные, а системные ошибки.
– Трагедия «Иволги» в главных причинах сходна с гибелью т/х «Булгария» на Волге 10 июля 2011г. Уверен! Но впрок, этот горький урок с гибелью 124 людей, нашим ответственным службам – не пошел! – считает капитан. – А ведь наказание виновным было по 10 лет!

Вопросы без ответов
Чиновники из капитании порта, без разрешения которых ни одна байдарка не может покинуть акваторию, «протабанили» или намеренно закрыли глаза на нарушения при отправке катера на рыбалку? Пограничники отделались отговоркой, что в пределах 12-ти миль они не контролируют передвижение малого флота, хотя знали о выходе «Иволги» со стихийной стоянки, а не с санкционированного причала. Почему к ответственности не привлекают администрацию пункта базирования (причала), Укрморречинспекцию, Спасательную службу? Куда смотрели, если на сайте «Иволги» открыто написано, что катер принимает на борт до 25человек. То есть в два раза сверх официальной нормы!?

Конечно, давно назрело комплексное реформирование морской отрасли. Но, правительство в который раз ухватилось за возможность закупки новой спасательной техники.
Еще одна перестраховка от катастроф, предложение транспортного ведомства создать в Одесском регионе – штаб гражданской защиты, которая будет проверять лицензии судов и сертификаты капитанов. Интересно, какие специалисты будут назначены контролерами? Смогут ли береговые формалисты сделать оргвыводы по аварийности на море? Например, как пишет шкипер Евгений Витебский, хотя бы определить, что значит частное судно: негосударственное? Или, принадлежащее физическому лицу? А к какому классу теперь будут  отписаны парусники?

Вопросов много. Будут ли ответы. Пока очевидно желание чиновников, поскорее наказать виновных. Найти системную ошибку и попытаться устранить - удел упрямцев, с обостренным чувством справедливости. Услышит ли их правосудие и ведомства,    ответственные за безопасность и спасение на воде? Родственники погибших удивляются спасателям, которые подавали спасшимся самостоятельно рыбакам – сухие пледы и горячий чай на берегу.

Самим спасать, говорят,  не велено инструкцией. Волнение моря в три с половиной балла для спасателей не допустимо. Два бала, - предел возможного для закупленных несколько лет за рубежом красавцев – катеров, которые видят в Одесском заливе по большим праздникам. Это сильно напоминает корейскую пригородную электричку, нередко беспомощно замерзающую в степях Украины.



Владислав Китик, Анатолий Венгрук, 
«МОРЯК УКРАИНЫ»,  № 41 от 21.10.2015
Tags: Аварии, Безопасность мореплавания, Венгрук Анатолий, Китик Владислав, Одесская область
Subscribe

Posts from This Journal “Безопасность мореплавания” Tag

Comments for this post were disabled by the author