December 6th, 2009

Лого Простое

У «Арианы» неопознанный собственник?!



Как уже сообщалось, две ариановки побывали в Греции и встретились там с так называемым судовладельцем судна «Ариана», которое уже более 7 месяцев в плену.

 

Морячки приехали обескураженными, с одной стороны, они, наконец, в глаза высказались о своих бедах Спиридону Минасу, который до сих пор считался единственным владельцем судна. С другой, оказалось, что греческий предприниматель скорее оператор, чем владелец судна. На пресс-конференции в Одессе Сергей Тигипко, который и отправил жен моряков в Грецию, сообщил, что подлинный собственник «Арианы» пока не установлен. И с кого требовать решительных действий в этой ситуации – не вполне понятно. И это вопиющее безобразие – 7 месяцев держать людей в плену, – сказал кандидат в президенты. Мама 3-го механика и 2-го помощника капитана судна «Ариана» Наталья Лупачева сказала, что даже приблизительная дата возвращения моряков домой пока неизвестна, несмотря на то, что морячки побывали в Греции.

– Надежда усилилась, а мы просто молимся и ждем. Это так длиться больше не может… – печально заявила Наталья Лупачева.

Напомню, экипаж судна составляют 24 жителя Одесской и Николаевской области. Команду набирало госпредприятие «Укркрюинг». Среди заложников две женщины, одна из которых после тяжелых преждевременных родов находится в критическом состоянии. Судно обросло таким количеством домыслов и слухов, что верить никому и ничему уже нельзя. Тем не менее, некоторые источники берутся утверждать, что сомалийские пираты согласились на выкуп в размере 3,5 млн долл. США за освобождение судна. Вполне очевидно, что если владелец «Арианы» не будет выявлен, расходы за реабилитацию пострадавших моряков понесет государство. Правда, до этого кто-то должен довести до конца ситуацию с освобождением балкера.

Сейчас в пиратском плену находятся 12 судов и 295 моряков. В том числе – 33 украинца – на кораблях «Ариана», «Дельвина» и «Маран Центаурус».

Снежана Павлова


promo moryakukrainy july 25, 21:11
Buy for 10 tokens
Дни памяти Константина Паустовского (умер 14.07) - растянулись на целую неделю. Сначала Одесса встречала литературного секретаря Паустовского Валерия Дружбинского. Затем кают-компания «Морская библиотека Одессы» посетила Санжейский маяк, где писатель отдыхал летом 1960 года.…
Лого Простое

ЛОЦМАН НА ТРУБЕ


Уважаемая редакция!

 

В этом году, в августе, исполнилось 35 лет со дня поднятия «Моздока» со дна Одесского залива и публикации заметки об этом в газете «Моряк» корреспондентом И. Ляндресом. Мой отец был тем самым «лоцманом на трубе», который вводил корабль в порт, стоя на его трубе. Предлагаю вашему вниманию очерк об этом, который также включает и странички из дневников отца, и заметку Ляндреса. Также прилагаю фотографии отца, «Моздока» и заметки из «Моряка» 1974 года.

Мой отец, Ким Беленкович (1923-1999) был капитаном дальнего плавания, старшим лоцманом Одесского, а позднее – Ильичевского порта. Помимо всего прочего, он был журналистом и прозаиком, издавшим в издательстве «Маяк» сборник рассказов и очерков «Голубые мили».

Всего самого доброго и успехов вам и газете!

Вера Зубарева, Пенсильванский Универитет (США)

 

 

ЛОЦМАН НА ТРУБЕ

 


Памяти моего отца, Кима Беленковича

 

В 1972 году в результате столкновения с болгарским танкером возле берегов Одессы взорвался и потонул теплоход «Моздок». Через два года затонувший корабль был поднят со дна и введен в порт под командованием моего отца – старшего лоцмана Одесского порта Кима Беленковича (1923-1999).

 

Вот слышу по двору его шаги. Торопится. Не может быть! Неужели отменили вахту? Дом обложен снегом, и улица, и город, и море где-то сверкает неподвижно во льдах. Боль в горле почти проходит – сейчас будем пить чай, крепкий с медом, и читать вчерашнюю книжку… Или нет – лучше забраться в постель, закрыть глаза и слушать что-нибудь из его детства.

– Я на минутку. Только переоденусь. Ну, как ты?

Теплый свитер набрасывается на него, как мохнатый зверь, и крепко обхватывает со всех сторон.

– Как ты? – повторяет он и прикладывает ладонь к моему лбу. – Ну, уже совсем хорошо. Завтра будешь здоровенькая. Доча, я побежал.

– Папка, постой! Посиди немножко, ну хоть полминуточки!

– Ну вот! – он смеется и усаживается на край постели, и никогда уже не уходит. Несется жизнь, под напором времени образуя трещины в зданиях и людях – там просвечивает пустота обезжизненного пространства, – а мы все сидим на краю прошлого и настоящего, и дом слегка покачивается, как корабль, который вот-вот уйдет в поднебесное плаванье.

 

Из Дневника 1972 года:

 

«12 января, 1972 г.

В 17.00 прибыл на лоцвахту. Нужно вести судно в Николаев. С утра хорошая погода, тепло. Вчера прошел дождь. Однако к полудню задул норд-ост, и уже через пару часов тонкий ледок прихватил кое-где оставшиеся на улицах лужи.

Теплоход «Брацлав» задерживался. Все никак не мог выйти из Ильичевского порта. Ветер крепчал, и с ним уходило тепло, запрятанное в каменных и бетонных стенах города, в спящей земле полей, запутавшееся в деревьях с опавшей листвой. Еще одно уточнение: предполагаю прибыть на рейд в 19.00.

Я вышел на причал, и сразу лавина морозного ветра набросилась на меня. Ого! Шторм не на шутку! К причалу подходил лоцманский катер. Надстройка и борта его покрылись льдом. Он выходил на рейд снять лоцмана с прибывшего из Херсона судна.

В 19.00 «Брацлава» все еще не было, и только в десятом часу он пришел на рейд. Вещи в портфеле, документы оформлены, и я вошел на лоцбот. Илья, старшина лоцбота, завел двигатель, и катер отошел от третьего причала.

Сомневаюсь, удастся ли вам высадиться.

И действительно, не успел нос катера высунуться за ворота порта, за маяк, как потоки воды стали заливать палубу, лобовые стекла и надстройку. Вода, замерзая на стеклах, закрыла все впереди. Не видно стало огней судов на рейде, Воронцовского маяка, берега. Катер швыряло с борта на борт, он зарывался носом в волны.

Что, вам жизнь надоела? – сказал Илья. – Попробуй сейчас высадиться!

Особого желания не было. При такой погоде не только без ног – без головы остаться можно. Катер развернулся и пошел в порт. До утра я прождал в лоцманской. Утром я позвонил в метеослужбу».

 

Тринадцатое число для моряка более, чем простой предрассудок. Это непознанная сила стихии, которая разворачивается под номером, ставшим ее именем, ее заклинанием, ее возрождением из злобных глубин небытия, и никто не знает, чем грозит ее затаенное клокотание. У отца с тринадцатым были личные счеты. Трудно сказать, кто кому остался должен в тот роковой день 13 ноября 1941 года, накануне его восемнадцатилетия, когда бомба попала в корабль и разорвалась в десяти шагах от него. Корабль пошел ко дну, в живых остались только Серенко и мой отец, который до конца жизни помнил, как Серенко спас ему жизнь. Так что тринадцатое хоть и грозилось небытием, все же стало числом папиного второго рождения. И, тем не менее, он всегда с опаской уходил на дежурство, если оно выпадало на тринадцатое.

 

 

Collapse )

 


Лого Простое

МОТ велел не жМОТится


В морской среде – информационный взрыв. Неравнодушные к морскому делу вдруг узнали, что у конвенции Международной Организации Труда (МОТ) «О труде в морском судоходстве» в Украине есть противники – и нет сторонников. По крайней мере, за почти четыре года никто вслух и не сказал: «А что нам с этим делать?!»

 

Страсти по конвенции вскрылись 10 декабря в Одесской национальной морской академии. Там обсуждали перспективы Украины после вступления конвенции в силу. Обсуждали, по видимому, впервые публично. Хотя МОТ приняла конвенцию в 2006 году. Механизм принятия конвенции мудреный, и до ее ратификации сплывет еще пара лет. Но знать и понимать, чего больше сулит документ морскому сообществу – нужно было еще вчера.

 

Конвенция глобального масштаба

Конвенция о труде в морском судоходстве уникальная, вобравшая восемь универсальных. Это попытка создать единый согласованный акт, впитавший практически все лучшее за последние 100 лет. Принятая 23 февраля 2006 года сводная конвенция вполне заслуживает отдельного тоста в этот день, особенно для подфлажника. Именно этот глобальный закон способен защитить моряков от «кидков», которых в кризис оказалось более чем; предложены механизмы репатриации моряка на родину в случае форсмажора и другие формы действенной защиты. Конвенция сулит большие выгоды, хотя и не требует обязательной ратификации. Но, оказалось, конвенция Украине не нужна. – Во всяком случае ближайшие лет 25, – заявил Владимир Ланг, представляющий Украинскую морскую организацию. – На 200% не нужна, – говорит Владимир Сергеевич. Капитан Ланг считает, что нам надо о флоте думать, а не о защите моряков-подфлажников. – Не выполнена ни одна программа стабилизации и развития нашего морского хозяйства. Время трудное, сродни послевоенному. Посему – сначала флот, а через четверть века можно и о социальной защите подумать, – говорит один из отцов отечественного крюинга. Владимир Ланг настолько убежден в ненужности конвенции, что взялся убеждать непосвященных. Почти четыре десятка угроз новой конвенции МОТ он размножил для участников конференции в ОНМА, разослал статьи в столичные СМИ. Говорят, на столах высших руководителей державы пылятся тезисы Ланга о вреде новых международных стандартов труда моряков.

 

У России флота тоже мало

Гостья конференции Елена Лаврентьева, зам. начальника Санкт-Петербургской морской академии рассказала, что Россия в том же 2006 году, как только появилась конвенция о труде на судоходстве, сразу же создала межведомственную комиссию. Пять министерств все это время сравнивали свои и международные законодательные акты, прописывали механизмы решения проблем. В 2010 году правительство получит согласованный вариант документов, который будет отвечать требованиям международной конвенции. Академия взялась просвещать моряков. Шесть конференций в С.-Петербурге, Владивостоке, Новороссийске и Архангельске не оставили сомнений, что у России будут эффективные механизмы защиты моряка. И молодежь пойдет в моряки без опаски. Тылы защищены, есть госгарантия.

Ректор ОНМА Михаил Миюсов, зная, что спрос на выпускников академии раза в четыре превышает нынешний, на вопрос, в чем может быть наш выигрыш, парирует не медля: главное, чтобы не было проигрыша. А он очень вероятен. Конвенция предусматривает целый ряд требований к государству флага. У нас флота не так много, тем не менее, проблемы с его эксплуатацией и заходом в иностранные порты возникнут. Это и проблемы с государством порта. Есть ряд ограничений для захода иностранных судов к нам. И, главное, Украина в пятерке мировых поставщиков моряков. На них в полной мере распространится действие конвенции в странах, которые ее ратифицируют. Не устраняя противоречия в нашем законодательстве с нормами этой конвенции Украина ограничивает морякам возможности работы на иностранном флоте. Оставаться в стороне мы не можем.

 

Collapse )