?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующая публикация

Поверие, что женщина на корабле всегда к беде, на мой взгляд, безнадежно устарело. А каких-то более-менее правдивых воспоминаний моряков на тему: «прекрасный пол на флоте» не встречала. И только чуткая и благородная душа Аркадия Хасина убедила меня, что женщине на судне вдвойне тяжелей. Во всяком случае, так было на советском торговом флоте, где женщина оставалась одна с тридцатью-сорока мужчинами в рейсе порой до года, а то и более.

Моряка Аркадия Хасина во Всемирном клубе одесситов встречали как писателя. Хотя он всю жизнь прокарячился в машинном отделении многих судов ЧМП. Его считают одесским писателем, хотя зимует он в Германии. Тем не менее, не было лета за последние два десятка лет, чтобы он не привез новую книгу. Теперь вот о женщинах на флоте.– Аркадий всегда умеет найти тему, – не удержался Александр Розенбойм. – Мы посчитали, что это уже его двадцатая книга. До этого был рассказ о гибели парохода «Нахимов». Четыре года назад издан сборник «Море на вкус соленое» о послевоенной Одессе. Но, по сути, он пишет всю жизнь одну книгу: о море, людях и Одессе. От рассказов Хасина исходит удивительная человеческая доброта. Он говорит обо всех равноценно, независимо от пола, национальности, цвета кожи. И это удивительная черта характера и таланта.
В Черноморское пароходство Аркадий Хасин поступил работать в 16 лет. Бороздя моря и океаны старшим механиком, моряк немало повидал на своем веку. Впечатления стали основой его произведений, вошедших в фонд одесской морской литературы.
– Я ходил на судах и видел, как трудятся рядом женщины-врачи, буфетчицы, дневальные и даже капитаны. Вот о таких труженицах я и написал книгу «Женщина в море». Когда в 1967 году закрыли Суэцкий канал, рейсы в Индию, Японию длились 6-8 месяцев. Иногда женщина оказывалась одна на судне. Я всегда им сочувствовал. Женщина всегда остается собой. Сначала она боится моря. Потом такого количества мужчин. И еще трудно переносит качку. Мужики отдыхают вечером в компании. А она посидит и уйдет. Конечно, были и смешные, и трагические случаи. Женщина на борту – это всегда что-то исключительное. На судах иностранных компаний прекрасный пол не плавал. А на советских это было нормой. Бывало, что и женились в рейсе. Так в Коломбо брачное свидетельство получили буфетчица Надя и матрос. Другая история – капитан заболел, мучился желудком. Судовой врач ничем помочь не смогла. Зато буфетчица терла овощи, выжимала сок и поила его. И так вылечила. Капитан женился на ней. Живут в Киеве, у них двое сыновей. Кстати, после свадьбы муж и жена уже не имели права(!) вместе ходить в загранку. А переводились в каботаж.
После войны на советских судах работало много женщин, бывавших на фронте и в плену. Была у нас прачка – ну очень суровая. Я ее боялся как огня. Все время нас ругала, что мы горячей воды недодаем. Однажды с нами плыли немцы-туристы. Они со всеми знакомились, хотели показать, что они хорошие, не такие, как в войну. И когда зашли в прачечную, она с ними стала свободно говорить по-немецки. Оказалось, что ее угнали в плен, где она работала у немца и терпела от него издевательства. Потом я узнал, что она погибла на теплоходе «Нахимов». Есть люди, которые не могут без моря. Вот и она, выйдя на пенсию, отправилась в рейс пассажиркой. И осталась в море.
Еще одна тема, близкая морякам, – таможня, которую мы все очень боялись. Тогда нельзя было провозить ткани больше 5 метров. Когда к нам поднимался таможенник-мужчина, мы облегченно вздыхали. Он бы никогда не вздумал перемерять рулон, 5 или 6 там метров. А женщины всегда поднимались с сантиметром в кармане. И если оказывалось материи на метр больше, доходило вплоть до увольнения моряка.
В морской истории Одессы хорошо известна тетя Соня, перебравшаяся в Америку и организовавшая там свой бизнес. Как только судно подходило к причалу, она уже была рядом. И первое ее изречение всегда звучало одинаково:
– Капитан, Кац тебе деньги уже перевел?
Давид Моисеевич Кац был главным бухгалтером Черноморского пароходства, личность легендарная. Моряки провожали его домой: «Давид Моисеевич, когда дадите аванс?». Кац всю дорогу до Арнаутской молчал. А на пороге своего дома оборачивался:
– Босяки, приходите завтра, дам аванс.
Тетя Соня садила всех моряков на автобус и везла в магазин, где можно было дешево купить брюки, пиджаки и прочую одежду. Потом все это перепродавалось на Привозе. И многозначительно при этом добавлялось: «Это от тети Сони!»
Рассказывая морские истории, Аркадий Хасин увлекает слушателей, погружая в удивительную, яркую жизнь моряков. Его рассказы пропитаны таким оптимизмом, верой в человека, что хочется слушать еще и еще. Об этом и его книги. На презентации автору неожиданно пришла идея нового сборника.




– Я назову его «Немецкие дневники», – сообщил Аркадий Хасин. – О жизни немцев до- и послевоенной Одессы. В городе было поселение Люстдорф, жили известные ученые Кох, Гросс, которых репрессировали в 1937 году. А после войны на Приморской улице содержали немецких военнопленных, отстраивавших Одессу. Их руками построены одесские «сталинки» и здание на углу Дерибасовской – Екатерининской, в котором жил Михаил Водяной.
Издатели, в свою очередь, пообещали, что с удовольствием напечатают и следующую, 21-ю книгу, которая, хочется надеяться, также войдет в фонд настоящей литературы. Во всяком случае, во Всемирном клубе одесситов ее всегда можно будет найти без труда. И это уже немало – в наш дорогой век.

Инна Ищук
Фото автора и Николая Никитина

ИНФА О БЛОГЕ

Лого Простое
moryakukrainy
Моряк Украины

МЕТКИ Поиск

Календарь

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow